Форум серии игр Call Of Duty

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум серии игр Call Of Duty » История России » Россия и СССР в войнах ХХ века


Россия и СССР в войнах ХХ века

Сообщений 1 страница 30 из 77

1

ГЛАВА  I
РУССКО-ЯПОНСКАЯ   ВОЙНА
(1904-1905 гг.)
Об этой войне написано много: тысячи книг, статей и других газетных и журнальных публикаций. Поэтому мы, авторы данного труда, ограничимся кратким обзором военно-политической обстановки, предшествующей войне, выделим главные события вооруженного столкновения и назовем количество различных видов людских потерь на всех театрах войны, ставших отражением трагедии и героизма русских офицеров, солдат и матросов в начале истекшего века.
* * *
XX век начался с усиления борьбы ведущих капиталистических держав за свое влияние в мире, за передел сфер господства и эксплуатации народов других стран. Нередко эти противоречия приводили к кровопролитным вооруженным столкновениям. К ним относится и русско-японская война, ставшая одним из наиболее значительных событий начала XX столетия. Она возникла в результате столкновения интересов правящих групп царской России и милитаристской Японии на Дальнем Востоке.
Россия стремилась укрепить свое положение на Востоке, оградить малоосвоенные земли от посягательств извне. Она также проводила активную политику проникновения в Китай и Корею. Но встретила сопротивление Японии.
В 1894 г., развязав войну с полуфеодальным Китаем, Япония положила начало разделу этого государства. В войне 1894-1895 гг. китайская армия и флот были разбиты. По Симоносекскому договору Япония потребовала от Китая, кроме контрибуций, значительную часть территории, в том числе и Ляодунский полуостров с крепостью Порт-Артур. Россия, Франция и Германия выступили против условий мирного договора и вынудили японское правительство отказаться от Ляодунского полуострова и Порт-Артура. Это привело к обострению отношений между Россией и Японией, но стало шагом к сближению России и Китая. В 1896 г. между ними был заключен договор об оборонительном союзе, по которому Россия получила концессию и начала строить на территории Маньчжурии железную дорогу, соединяющую Забайкалье и Приморье (КВЖД).
Для осуществления своей политики царское правительство нуждалось в приобретении на Тихом океане незамерзающего порта. Поэтому его взоры были обращены на побережья Кореи и Китая. Опасаясь агрессивных намерений и действий империалистических стран в Азии (в ноябре 1897 г. немцы захватили китайский порт Циндао, также агрессивно действовали Англия и Франция), Россия ввела свои корабли на рейд Порт-Артура и оставила их на зимовку. А в марте 1898 г. была заключена конвенция с Китаем об аренде на 25 лет Квантунского полуострова с прилегающими островами и Порт-Артуром  . Здесь, на флагштоке Золотой горы, под салют эскадры был поднят российский флаг. Началось строительство военно-морской базы и крепости.
Проникновение капиталистических держав в Китай продолжалось. Это вызывало массовые протесты китайского народа. Годами копившееся недовольство вылилось в вооруженный протест против засилия европейцев (1899-1901 гг.). Его возглавило движение ихэтуаней. Начато тайным обществом Ихэцюань (“Кулак во имя справедливости и согласия”), позже получившим название Ихэтуань (“Отряды справедливости и согласия”). Повстанческие отряды жгли, разрушали христианские поселения, железные дороги, нападали на миссионеров, осаждали иностранные учреждения. Местные китайские власти скрытно поддерживали восставших. В создавшихся условиях Германия, Англия, Италия, Австро-Венгрия, Франция, США, Япония и Россия объединили свои усилия и вооруженным путем подавили восстание ихэтуаней. В этом участвовал и будущий наместник царя на ДВ адмирал Е. Н. Алексеев. Он руководил взятием фортов Дагу и Тяньцзиня. Усмирение восставших не обошлось без людских потерь. В телеграмме генерала Волкова от 12 мая 1901 г. из Порт-Артура в Главный штаб говорится, что “в частях отряда генерала Стесселя в Печелийской провинции убито 118 чел., ранено 578, из них умерло от ран 36, больных нижних чинов 1303”  . Были утраты и на других участках боевых действий. По неполным данным, в войсках, участвовавших в подавлении восстания ихэтуаней, убито и ранено, заболело, умерло от ран и болезней, пропало без вести около 3 тыс. солдат и офицеров. Из них убито, умерло от ран до 300 чел.
В это же время полыхало пламя войны на юге Африки (1899-1902 гг.). Здесь Великобритания огнем и мечом покоряла независимые бурские республики, превращая их в колонии. В Англо-бурской войне английская армия потеряла убитыми, умершими от ран и болезней 21 042 солдата и офицера  .
Как видим, XX век начал прокладывать свой путь под грохот выстрелов, повел отсчет первых военных жертв, число которых в итоге достигнет многих десятков миллионов.
А на Востоке карательная экспедиция способствовала разделу Китая между ведущими капиталистическими державами. Исходя из создавшихся условий, царское правительство стало больше уделять внимания переброске войск на Дальний Восток, в том числе и в Маньчжурию. На востоке России было образовано наместничество. Его возглавил главный начальник Квантунской области, включенной в состав империи, вице-адмирал Е. Н. Алексеев.
Усиление военного присутствия России в Маньчжурии и Корее встретило энергичное сопротивление других стран, особенно Японии. Здесь началась шовинистическая кампания против России. В печати высказывались требования к правительству усилить борьбу за “независимость” Маньчжурии. Японские милитаристы поставили перед собой задачу вытеснить Россию с Дальнего Востока, получить простор для осуществления захватнической политики. Эти агрессивные действия решено начать с Кореи и Китая. Подготовка к захватам особенно усилилась после заключения англо-японского союза в 1902 г. Договор гарантировал “специальные интересы” Англии в Китае, а Японии — в Корее и Китае. Не осталось в стороне и правительство США, заявившее, что окажет поддержку Японии в случае ее конфликта с Россией. Германия участвовала в обучении японской армии  . В этих условиях Россия оказалась в одиночестве против быстро набирающей военную мощь островной державы, важнейшую силу которой составлял военный флот.
По-своему характеризовал тогдашнюю позицию Японии широко известный в Стране восходящего солнца писатель Сиба Ретаро: “Страх перед тем, что Россия приближается к Японии, побудил последнюю усилить вооружение своей армии. И этот страх, оказывая психологическое действие и вызывая противодействие, в конце концов обернулся взрывом в форме русско-японской войны”  .
Япония была слабее России в экономическом и военном отношениях. Но она сумела в короткий срок мобилизовать свои ресурсы в интересах войны. За десятилетие с 1894 по 1904 гг. японская армия выросла почти в 2,5 раза. Используя близость театра военных действий, Япония быстро увеличила свою наступательную группировку. В начале войны она имела армию, насчитывающую 375 тыс. человек, 1140 орудий и 147 пулеметов.
Японский флот состоял из 3 эскадр и 168 боевых кораблей, многие из которых по своим тактико-техническим данным (бронирование, скорость хода, скорострельность и дальность стрельбы орудий главного калибра) превосходили корабли российского флота  .
Россия располагала кадровой армией в 1 млн 100 тыс. чел., и имела в запасе 3,5 млн чел., а на Дальнем Востоке в январе 1904г. находилось лишь около 98 тыс. чел., 148 полевых орудий и 8 пулеметов. Кроме того, в пограничной страже — 24 тыс. чел. и 26 орудий. (Солдаты имели трехлинейную винтовку С. И. Мосина образца 1891 г. перевооружение на которую закончилось в 1902 г.) Эти силы оказались разбросанными на огромной территории — от Читы до Владивостока и от Благовещенска до Порт-Артура. Маньчжурский театр действий связан с центром России только малопропускной железной дорогой. Это мешало быстро укреплять вооруженные силы на Востоке. Военный министр генерал-адъютант А. Н. Куропаткин не видел надвигающейся опасности со стороны Японии, считая, по-видимому, военное положение России на Дальнем Востоке вполне благополучным. Однако в столицу приходили тревожные сведения, явно свидетельствующие о приближающейся войне.
Правительство России пыталось вести переговоры с Японией, но стороны не могли прийти к согласию. Никто не хотел уступать. Позднее некоторые уступки сделала Россия, но Японии хотелось большего. 24 января (6 февраля) 1904 г.   в Петербурге посол Японии передал министру иностранных дел России две ноты. В ультимативной форме японское правительство заявило о прекращении переговоров, о разрыве дипломатических отношений с императорским Российским правительством...
24 января, в 9 часов утра, японцы захватили в Корейском проливе пароход добровольного флота “Екатеринослав”, в Фузане — пароход Китайской восточной железной дороги “Мукден”. В этот же день взяты два русских судна на рейде Нагасаки...
Все эти действия совершены Японией до получения российской стороной ответа на послание, отправленное 21 января и имевшее в себе новые уступки Петербурга. Но Япония решила силой осуществить свои притязания на Корею и Маньчжурию.
Россия вынуждена принять вызов. В царском Манифесте, вышедшем 27 января 1904 г., говорилось: “В заботах о сохранении дорогого сердцу Нашему мира, Нами были приложены все усилия для упрочения спокойствия на Дальнем Востоке. В сих миролюбивых целях Мы изъявили согласие на предложенный японским правительством пересмотр существовавших между обеими империями соглашений по Корейским делам. Возбужденные по сему предмету переговоры не были, однако, приведены к окончанию и Япония, не выждав даже получения последних ответных предложений Правительства Нашего, известило о прекращении переговоров и разрыве дипломатических сношений с Россиею.
Не предуведомив о том, что перерыв таковых сношений знаменует собою открытие военных действий, японское правительство отдало приказ своим миноносцам внезапно атаковать Нашу эскадру, стоявшую на внешнем рейде крепости Порт-Артура. По получении о сем донесения Наместника Нашего на Дальнем Востоке, Мы тотчас же повелели вооруженною силою ответить на вызов Японии...”  .
Война началась у морских ворот Порт-Артура. Ночью японские миноносцы атаковали русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде. Они выпустили 16 торпед. Три из них попали в цель. Броненосцы “Ретвизан” и “Цесаревич”, крейсер “Паллада” получили значительные повреждения. Русские корабли открыли артиллерийский огонь. Миноносцы противника на большой скорости ушли в сторону своих главных сил, но один из них был потоплен огнем броненосца “Цесаревич”  .
Утром, 27 января, эскадра и крепость вступили в бой с основным отрядом японских кораблей, насчитывавшем 16 вымпелов. Японский адмирал Того, видя тактическую невыгодность своего положения, изменил курс и с большой скоростью ушел на юг. Защитники Порт-Артура потеряли 14 убитых и 71 раненого, японцы, по их данным, имели 3 убитых, раненых — 69 матросов и офицеров  .
В это же время 6 японских крейсеров и 8 миноносцев напали в корейском порту Чемульпо на крейсер “Варяг” и канонерскую лодку “Кореец”. 27 января в крепости Порт-Артур было объявлено осадное положение. В России началась мобилизация в пределах наместничества, Сибирского военного округа и пяти уездов Казанского военного округа. В европейской части империи проведено девять частных мобилизаций. Всего в течение всей кампании, как в европейской, так и в азиатской России, было принято на службу 1 млн 174 тыс. 913 чел. (70 % явившихся к призыву). Были и добровольцы. Их зачислено на службу 9 376 чел.   Это проходило в условиях, когда в России мало заботились об авторитете армии. В общественном мнении иногда выражалось отрицательное отношение к ней, случалось и охаивание тех, кто носил военную форму, кто придерживался патриотических взглядов. Но война набирала свою убийственную силу... Япония начала развертывать войска в районах Нампхо и Чемульпо (Корея).

2

В БОЯХ ЗА ПОРТ-АРТУР
Оборона крепости Порт-Артур — героическая страница в русско-японской войне, во всей истории русской армии и флота. Здесь, в условиях сухопутной и морской блокады, с особой силой проявились патриотизм, мужество русских солдат, матросов и офицеров, их верность воинскому долгу. Почти одиннадцать месяцев продолжалось кровопролитное противостояние, в котором врагу не удалось в бою одолеть последние рубежи обороны крепости.
*   *   *
Порт-Артур, перешедший несколько лет назад до начала войны во временное владение России, не был готов к длительной обороне. На вооружении он имел всего 116 орудий, из них на морском направлении 108 и на сухопутном — только 8, вместо 542 по проекту. Сухопутный гарнизон крепости состоял из 12100 солдат и офицеров (без моряков флотского экипажа). Следовательно, крепость не имела достаточных сил и средств, чтобы выдержать сильный удар противника, надежно обеспечить безопасность базирования флота  .
Однако с первых дней осады с моря крепость стала быстро преображаться. И уже через несколько месяцев на оборонительных рубежах возникли значительные перемены к лучшему. Главным организатором всех строительных работ стал генерал-майор Р. И. Кондратенко. Комендант крепости предоставил ему полную свободу действий, приказав крепостному инженеру полковнику Григоренко исполнять все его распоряжения.
Война застала и Тихоокеанскую эскадру недостаточно подготовленной к боевым действиям на море. Мобилизационный план и стратегическое развертывание не были выполнены. Незадолго до войны, в 1902 г., отсюда ушли на Балтику для ремонта три броненосца и четыре крейсера.
Невыгодным было и базирование флота, всего две гавани: мелководная порт-артурская и замерзающий Золотой Рог Владивостока. Расстояние между ними по морю равно примерно 1800 км. И проходить из базы в базу русским кораблям приходилось через Цусимский пролив, где господствовал японский флот.
Однако стратегическое положение Порт-Артура позволяло русскому флоту при активном его действии оказывать большое влияние на обстановку в районе Желтого моря. Поэтому японцы ставили главной задачей в войне — завоевание господства на море, разгром порт-артурской эскадры, а затем и русских сухопутных сил в Маньчжурии.
На Порт-Артур базировались 7 броненосцев, 1 броненосный крейсер, 5 легких крейсеров, канонерские лодки и миноносцы.
Три броненосных крейсера (“Россия”, “Громобой”, “Рюрик”), легкий крейсер “Богатырь” и 10 миноносцев базировались на Владивосток. Крейсер “Варяг” и канонерская лодка “Кореец” находились в корейском порту Чемульпо. Канонерская лодка “Сивуч” — в Инкоу и “Манджур” — в Шанхае  .

О состоянии флота, его боевой готовности постоянно заботился вице-адмирал С. О. Макаров. Он предвидел неизбежность войны с Японией и предлагал различные меры по усилению крепости и сбережению кораблей Тихоокеанской эскадры. В частности, находясь за тысячи километров от Порт-Артура, главный командир Кронштадтского порта писал в Морское министерство, что “...благоразумие требует держать не занятые операциями суда флота во внутреннем бассейне Порт-Артура... Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флот, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку”  . Но в министерстве это предостережение было оставлено без внимания.
Как авторитетный военачальник, хорошо знающий обстановку на Дальнем Востоке, Макаров был назначен командующим Тихоокеанским флотом. Прибыв в феврале в Порт-Артур, он немедленно отправился на корабли. Изучив обстановку, принял решительные меры для усиления активности флота. В это время соотношение сил сторон в Желтом море было следующее  .

Адмирал С. О. Макаров неоднократно выходил в море, вел бои с японскими кораблями, сорвал попытку адмирала Того заблокировать русский флот в гавани. Он приступил к замене слабо подготовленных командиров кораблей более грамотными и решительными. Предложил новую структуру органов управления обороны крепости. Поставил вопрос о сосредоточении власти по защите морской базы в одних руках. Однако этому воспротивился генерал Куропаткин.
Макаров готовил эскадру к решительному бою в открытом море. Посылал корабли в разведку, лично инструктировал командиров кораблей, уходящих на боевое задание. К сожалению, многое осуществить ему не удалось. Вице-адмирал С. О. Макаров вместе со штабом погиб на броненосце “Петропавловск”, подорвавшемся на мине. Погиб и находившийся на корабле художник В. В. Верещагин. Спасти удалось немногих: командира броненосца капитана 1 ранга Яковлева, несколько офицеров и до 80 нижних чинов.
Макаров командовал флотом всего 36 дней, но оставил значительный след в делах, а также в сердцах подчиненных. После его гибели активные действия русского флота почти прекратились. Воспользовавшись этим, японцы начали высадку 2-й армии на Ляодунский полуостров. Русский флот из-за пассивности руководства оказался неспособным помешать противнику перевозить десант по Желтому морю и высаживать его на берег.
Руководство флотом взял на себя адмирал Алексеев, прибывший из Мукдена. Его деятельность связана с оборонительными мероприятиями. За счет флота началось усиление оборонительных рубежей вокруг Порт-Артура. С убытием из Порт-Артура адмирала Алексеева временным командующим стал контр-адмирал В. К. Витгефт  . Затем эскадру подчинил себе генерал Стессель. Ускорилось разоружение кораблей — их артиллерию, кроме 12— и 10-дюймовых пушек, устанавливали на сухопутных позициях.
В начале мая японский флот, осаждавший крепость, понес большие потери. На минах подорвались броненосцы “Хацусе” и “Яшима”. Однако Витгефт не воспользовался замешательством и ослаблением отряда японских кораблей. Он послал в море только миноносцы, но без поддержки крупных кораблей они успеха не имели.
За короткий срок японский флот потерял два броненосца, два крейсера и несколько других боевых кораблей.
И все-таки судьба крепости, а значит и флота решалась на сухопутном фронте. Здесь японцы сосредоточили большие силы и постоянно их пополняли. Первым крупным столкновением русских войск с японскими частями, после боя на реке Ялу, стали сражения на Цзиньчжоуской (Кинчжоуской) позиции 13 мая 1904 г. Из 17,5-тысячной армии, находящейся здесь под командованием генерала А. Н. Фока, в боях с японской 2-й армией участвовали только 4357 нижних чинов и 61 офицер. В сражении потеряно 1375 нижних чинов (31,5 %) и 28 офицеров (46 %), т. е. более 1/3 состава нижних чинов и почти половина офицеров. Но основная тяжесть борьбы легла на 5-й стрелковый полк, он 12 часов геройски сражался с противником в десять раз его превосходящим  .

И все-таки русские войска по приказу командования отступили, отдав японцам выгодные высоты и г. Дальний со всеми его портовыми соружениями. Генерал А. Н. Фок, возглавлявший здесь войска, продолжал отступать. Между тем японцы 15 мая почти не двигались вперед и совершенно не беспокоили его отряд. Город и порт Дальний был оставлен с 13 на 14 мая, а занят японцами лишь 18-19 мая. При этом начальник укрепленного района генерал А. М. Стессель посылал Фоку телеграммы такого содержания: “Отступайте к Волчьим горам не задерживаясь без надобности на остальных позициях”. Через несколько часов: “Отходите не задерживаясь”  . И генерал Фок считал отступление неизбежным.

С падением позиций Цзиньчжоу дорога на Порт-Артур, до которого оставалось 70 верст, была почти открыта — до ближних подступов не было ни одного укрепленного в инженерном отношении рубежа.
Для захвата русской крепости японцы сформировали 3-ю армию — под командованием генерала М. Ноги. В нее входило три дивизии и две бригады (48-50 тыс. штыков и сабель). Армия постоянно пополнялась.
После ряда неудач в больших и малых боях наместник Алексеев и генерал Куропаткин выразили сомнение в способности Стесселя успешно руководить войсками. Куропаткин пытался отозвать Стесселя из Порт-Артура в состав Маньчжурской армии. На вторую телеграмму и предписание об отзыве Стессель ответил письмом от 21 июня 1904 г., в котором доказывал насколько он нужен Порт-Артуру и как вредно отзовется на обороне крепости его отъезд. Куропаткин оставил это письмо без ответа. Стессель остался в Порт-Артуре.
По мнению генерала К. Смирнова, изложенного позднее, “генерал Стессель, вследствие отсутствия познаний по части артиллерийской и инженерной руководить обороной крепости по этим отделам не может; что-же касается войсковой части, для чего собственно, как я подозреваю, он был оставлен на Квантуне, то, ввиду проявленной им неоднократно трусости, он руководить и этой частью не в состоянии и будет только деморализовать войско...”  .
Японские войска продолжали наступление, захватывая одну высоту за другой. Упорные бои происходили у горы Хуинсань. Обе стороны несли значительные потери.
В боях за удержание высот энергично действовал генерал Кондратенко.
Однако нередко его инициатива по установке и распределению батарей, использованию резервов встречала сопротивление со стороны генерала Фока. В раде случаев Фока поддерживал Стессель. Это отрицательно сказывалось на действиях обороняющихся. Росло число людских утрат.
В боях за 13, 14 и 15 июля потери войск на подступах к ПортАртуру в 4-й и 7-й стрелковых дивизиях составили: убитыми и ранеными 34 офицера и 1361 нижний чин. За эти же 3 дня, по мнению английского корреспондента Бартлетта, японцы имели более 6 тыс. убитых и раненых. По другим источникам они достигли лишь 4 тыс. чел. 
Первый этап обороны Квантуна и Порт-Артура, продолжавшийся почти 6 месяцев, завершился сражением на Волчьих горах 17 июля. После боя Стессель отдал приказ: “Сего числа неприятель сильно атаковал позицию 13-го Восточно-Сибирского стрелкового полка и 4-го запасного батальона и влез на Волчьи горы, но скоро огнем батарей был оттуда прогнан. Все-таки более Волчьи горы не занимать...” Отступившие части вошли в район крепостной оборонительной линии. В этот день русские войска понесли следующие потери: убито офицеров — 1, нижних чинов — 144, пропало без вести офицеров — 1, нижних чинов – 100  , ранено офицеров — 10, нижних чинов — 411.
К 17 июля 1904 г., к началу второго этапа обороны крепости, гарнизон располагал 646 орудиями и 62 пулеметами, а также имел 9 стрелковых полков по 3 батальона в каждом, 3 запасных батальона, 2 роты пограничной стражи и другие подразделения. Всего к моменту обложения Порт-Артура в нем находилось генералов и офицеров — 665, чиновников, священников, медицинских сестер — 256, нижних.чинов — 41780 чел. 
Силы японской осадной армии, обложившей к 17 июля 1904 г. Порт-Артур, составили: 3 пехотных дивизии (1-я, 9-я, 11-я), 2 резервных бригады и 2-я полевая артиллерийская бригада. Им были приданы кавалерийский полк и другие подразделения.
В обороне крепости значительную роль играла эскадра. Но корабли долго не могли оставаться в гавани. Нужна была активность на море, прорыв во Владивосток. После первого выхода эскадры из крепости 10 июля она возвратилась в Порт-Артур.
28 июля эскадра под командованием Витгефта, не верившего в успех похода, снова вышла в море, чтобы прорваться во Владивосток. В полдень начался бой с японскими кораблями. Он затихал и снова возобновлялся. Неприятель сосредоточил огонь на головном броненосце “Цесаревич”. Взорвавшимся снарядом у боевой рубки были убиты контр-адмирал Витгефт и другие офицеры. Броненосец потерял ход. Командование эскадрой перешло к младшему флагману контр-адмиралу Ухтомскому, находившемуся на броненосце “Пересвет”. Он повернул корабли на Порт-Артур. Однако некоторые из них ушли в другие порты. Крейсер “Новик”, обогнув Японию, прибыл в район Корсакова (Сахалин), где принял бой с двумя японскими крейсерами. Ни один корабль не достиг Владивостока.
Командовать эскадрой назначен Вирен, произведенный в контрадмиралы. Он тоже считал прорыв кораблей во Владивосток невозможным и отказался от активных действий на море. Началось активное разоружение эскадры. Хотя она после 6 месяцев боевых действий потеряла безвозвратно только один броненосец и несколько меньших кораблей. Японцы получили полное господство на море, могли беспрепятственно пополнять, снабжать свои армии, действующие под Порт-Артуром  и  в  Южной  Маньчжурии.
С первых дней войны и до падения крепости многие экипажи русских кораблей мужественно сражались с врагом. Ярким примером героизма стал подвиг крейсера “Варяг” и канонерской лодки “Кореец”  . На крейсере погибло 33 чел. и ранено 97  .
В трудное положение попали миноносцы “Решительный” и “Стерегущий”. Возвращаясь из разведки, они встретили несколько кораблей противника и вступили с ними в бой, держа курс на ПортАртур. На “Стерегущем” японским снарядом была повреждена машина. Корабль потерял ход. Японские миноносцы стали добивать беззащитный корабль. Матросы и офицеры “Стерегущего” вели себя геройски, отстреливались. Когда все орудия были повреждены и почти вся команда погибла, несколько человек открыли кингстоны, чтобы корабль не попал в руки врага. Японцы высадившись на борт, пытались захватить русский корабль. Но он стал погружаться в воду. Из всей команды миноносца пленено 4 чел. раненых, из которых двое подняты из воды, двое взяты на палубе. Все остальные русские моряки погибли, борясь с врагом до последнего вздоха  . Автор воспоминаний “646 дней в плену у японцев” капитан 1 ранга Г. Селецкий называет имена открывших кингстоны на “Стерегущем” — машиниста Василия Новикова и кочегара Алексея Осинина.
В неравном бою погиб крейсер “Рюрик” из отряда кораблей Владивостока. Лейтенант Иванов, вступивший в командование израненым крейсером, приказал затопить корабль. На виду у японцев “Рюрик” с развевавшимся флагом скрылся под водой.
К этому времени положение обороняющихся в Порт-Артуре становилось с каждым днем все труднее. Но уставшие, нередко больные солдаты и матросы стойко удерживали свои позиции на всех участках обороны. Душой защитников крепости стал генерал Кондратенко. Он, сторонник активной обороны, бывал на самых опасных участках, умело маневрировал резервами, своей смелостью воодушевлял воинов мужественно бороться с врагом.
Японское командование торопило генерала Ноги со взятием крепости. Оно боялось соединения эскадры, шедшей из Балтики, с кораблями, базирующимися на Порт-Артур. В этом случае, при столкновении с объединенными русскими эскадрами, адмирал Того не мог надеяться на успех. И генерал Ноги, несмотря на большие потери, снова и снова получал приказы штурмовать крепость, уничтожить стоящие в гавани корабли. Но он уже не в силах был штурмом овладеть крепостью и начал подземную минную войну против фортов, обстреливал обороняющихся артиллерийским огнем.
Тяжелые бои развернулись за гору Высокую. Они продолжались несколько дней. Неся большие потери, японское командование стремилось овладеть этой высотой. Отсюда открывался обзор крепости и рейд гавани, где стояли корабли. Поэтому укрепления на высоте подвергались постоянному обстрелу крупнокалиберной артиллерией. Атакам пехоты казалось не будет конца. Противника, врывавшегося на редуты, матросы и солдаты выбивали штыками. На место погибших вставали другие. Но вскоре и резервы кончились...
В боях за Высокую японская армия потеряла до 12 тыс. солдат и офицеров. Только 7-я дивизия не досчиталась 6 тыс. чел.
Велики были потери и обороняющихся — выбыли из строя 4500 чел.,  в том числе 1404 моряка.
В укреплениях форта II вместе с солдатами и офицерами погиб отважный генерал Роман Исидорович Кондратенко. Большая утрата произвела такое же тяжелое впечатление на оборонявшихся, как в свое время гибель адмирала Макарова на матросов и офицеров эскадры. Начальником сухопутной обороны вместо погибшего был назначен генерал-майор А. Н. Фок. Это ускорило капитуляцию крепости, т. к. его действия были пассивными, а нередко и предательскими. А генерал Стессель не мешал ему сдавать оборонительные рубежи один за другим, т. к. сам уже решил судьбу крепости.
Заплатив большие жертвы за гору Высокую, японцы использовали ее как наблюдательный корректировочный пункт для тяжелой артиллерии, обстреливавшей стоящие в гавани русские корабли. В создавшихся тяжелых условиях адмирал Вирен не принял никаких мер для спасения кораблей, которые расстреливались японскими орудиями. И он отдал приказ — окончить кампанию и спустить флаги. И только поврежденный броненосец “Севастополь” под командованием капитана 1 ранга Н. О. Эссена, перешедший в бухту Белый Волк, шесть ночей вел бой с миноносцами противника, обстреливая батареи японцев. По приказу адмирала Вирена командир броненосца отправил команду на берег и приказал открыть кингстоны. Броненосец стал погружаться, командир последним сошел с борта.
Когда стало известно, что генерал Стессель направил с парламентером письмо японскому командованию с предложением начать переговоры о капитуляции, моряки, вопреки его требованиям ничего не портить, стали уничтожать минные и артиллерийские склады флота, мастерские, сбрасывать в воду снаряды, топить корабли.
Миноносец “Статный”, прорвавшись сквозь японские заслоны, доставил в китайский порт Чифу полковые знамена, секретные, архивные документы и другие ценности. Позже 5 миноносцев и несколько катеров также ночью незаметно вышли из гавани и в нейтральные воды прибыли без потерь  .
Эскадра перестала существовать. Командовавшие ею в разное время адмиралы Старк, Витгефт и Вирен оказались неспособными в полную силу использовать флот для успешной борьбы с врагом.
Ряды защитников крепости с каждым днем слабели от гибели и ранений в бою, от болезней. Если на 1 декабря всего их насчитывалось вместе со штабным резервом 13 897 чел., то 8 декабря на сухопутном фронте находилось 12 414 чел. За эти дни убыло 973 чел. 13 декабря на сухопутных рубежах уже оставалось 12180 чел. Убыль с 8 по 13 декабря составила 542 чел . 
Ко дню капитуляции в гарнизоне из 32400 чел. было боеспособных лишь 12735 чел., кроме того моряков (на 13 декабря) — 2193 чел. Итого 14928 чел. Но есть и другие расчеты, которые указывают, что к 20 декабря более половины числа защитников были поражены цингой. А всего за время осады из частей и подразделений гарнизона выбыло около 10 421 чел. Снарядов выпущено 195 832, потеряно орудий 238, пулеметов 54  .
Итак, Порт-Артур пал. Это случилось на 329-й день после начала войны. Но крепость не была взята противником. Она была сдана. И сдана преждевременно. Несмотря на большие трудности, еще оставались возможности к упорному сопротивлению. Еще были боеспособные части, исправные орудия, боеприпасы, продовольствие. Еще можно было сражаться, сковывая у стен крепости 100-тысячную армию генерала Ноги. Проведя 4 упорных кровопролитных длительных штурма, японцы не добились победы над осажденными.
Оправдывая свое решение на капитуляцию Порт-Артура Стессель, 19 декабря 1904 г. телеграфировал Николаю Второму: “Великий государь, ты прости нас. Сделали мы все, что было в силах человеческих. Суди нас, но суди милостиво. Почти одиннадцать месяцев беспрерывной борьбы истощили наши силы; лишь одна четверть защитников, из коих половина больных, занимает 27 верст крепости без помощи, даже без смены для малого хотя бы отдыха. Люди стали тенями   .
Конечно, положение осажденных в последние дни обороны было поистине очень тяжелым. Но солдаты, матросы и офицеры сражались мужественно и отвергали капитуляцию.
В донесениях царю Стессель преуменьшал число обороняющихся — якобы под ружьем осталось только 10 тысяч нездоровых солдат, сообщал об отсутствии снарядов. Однако комендант крепости генерал-лейтенант Смирнов по-другому оценивал обстановку: “Наши силы и средства ко дню сдачи были следующие: на верках крепости штыков (стрелков и моряков) 12,5 тысячи, артиллеристов (крепостных, полевых и морских) 5 тысяч, инженерных войск 0,5 тысячи, нестроевых одна тысяча. Итого 19 тысяч”. Эти данные близки к реальным, так как после сдачи крепости на сборный пункт военнопленных явилось более 23 тыс. русских солдат и матросов. Далее: “Орудийных снарядов было до 200 тыс. Ружейных патронов не менее 7 млн., муки на 40 дней... Из всего видно, что силы и средства крепости были достаточны для защиты ее в продолжение по крайней мере 1,5 месяца”  . Генерал К. Смирнов считал, что сдача крепости — предательство, и “катастрофа под Мукденом есть прямой результат этого предательства”.
Сдача Порт-Артура отрицательно сказалась на моральном состоянии русских войск в Маньчжурии и экипажей кораблей, шедших с Балтики на выручку осажденным.
Вряд ли поднялось настроение у офицеров, солдат и матросов от приказа по войскам Квантунского укрепленного района от 20 декабря 1904 г. № 984, подписанного Стесселем. Хотя в нем есть и справедливая оценка боевых заслуг защитников крепости. Вот выдержки из этого документа.
“Герои защитники Артура! 26 января сего года Артур впервые был потрясен выстрелами неприятеля... С тех пор прошло 11 месяцев. Сначала бомбардировки крепости с моря, затем, начиная с начала мая, бои уже на сухопутьи, геройская оборона Кинчжоуской позиции... где не знаем, чему удивляться — упорству или настойчивости противника, сосредоточившего против нас большое превосходство сил и особенно артиллерии, или Вашей необыкновенной отваге и храбрости, и умению нашей полевой артиллерии... Все будем удивляться, как отбивались и погибали на Юпилазе и других позициях. Громадное число убитых и умерших указывает на то упорство, которое проявили войска, и на тот необычайный, нечеловеческий труд, который Вы несете... Штурмы эти не имеют ничего похожего во всей военной истории, на этих штурмах о ваши груди, как о скалы, разбилась многочисленная армия храброго врага... Наконец, все порасходовали и, главное, — защитников: из 40 тыс. гарнизона на 27-верстной обороне осталось менее 9 тыс. и то полубольных... Беру на себя смелость, как г.-ад. Его Величества благодарить Вас именем Государя Императора за Вашу беспримерную храбрость и за беспримерные труды во все времена тяжелой осады, — осады, вырвавшей из строя более 3/4 защитников. С чувством благоговения, осенив себя крестным знаменем, помянем славные имена доблестных защитников, на полях брани за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших, начиная от генералов до рядовых... Почтим, боевые товарищи, память павших со славою и честью во всех боях и битвах сей кровопролитной кампании. Да ниспошлет Господь мир праху их, а память о них вечно будет жить в сердце благородного потомства...”  .
* Кроме того, Квантунского флотского экипажа — 2531 и десанта с судов — 3287 чел.
После войны состоялся суд над Стесселем. Он признан виновным в сдаче крепости. Прокурор потребовал для Стесселя смертной казни. Верховный военно-уголовный суд согласился с требованием обвинения, но вместе с тем ходатайствовал перед царем о замене осужденному расстрела десятью годами тюремного заключения. Стессель помилован царем и посажен в Петропавловскую крепость. Там он находился полгода, после чего был выпущен на свободу по “высочайшему повелению”  .
Под Порт-Артуром была перемолота стотысячная армия Японии. Стойкая оборона крепости дала возможность Куропаткину сосредоточить в Маньчжурии армию, превосходящую по количеству войск японскую. Но он придерживался оборонительной тактики с самого начала войны, недооценил противника и потерпел поражение.
Однако и японцы при осаде крепости, считая со дня тесного ее обложения, продолжавшейся 156 дней, не преуспели. Хотя они постоянно имели превосходство в живой силе (к концу осады оно было пятикратным), мощную осадную артиллерию, постоянную поддержку флота, им не удалось в открытом бою одолеть оборону русских. Японский генерал Ноги, руководивший осаждающими войсками, после многих неудач вынужден был пойти на создание подземных минных галерей и взрывать форты. Но и в этих условиях крепость продолжала сражаться.
Длительная осада, а затем и вступление в Порт-Артур не принесли славы японскому оружию. Об этом заявлял сам генерал Ноги: “...Единственное чувство, — писал он, — которое я в настоящее время испытываю, — это стыд и страдание, что мне пришлось потратить так много человеческих жизней, боевых припасов и времени на недоконченное предприятие”  .
И все-таки, как дорого стоило японцам вступление в Порт-Артур? На Квантунском полуострове со дня высадки до конца осады они потеряли убитыми, ранеными и выбывшими из строя по болезни свыше 110 тыс. чел., из них до 10 тыс. офицеров. На последний день осады японская армия состояла примерно из 97 тыс. чел., значит защитники Порт-Артура сражались последовательно не менее, чем с двухсоттысячной армией врага. Потери противника на море равны примерно 5 тыс. матросов и офицеров. Из них до 2 тыс. убитых и утонувших   .
Под Порт-Артуром Япония потеряла 20 кораблей различных классов — от броненосцев до миноносцев (подорвались на минах, от артогня, столкновения, на камнях). Надолго выбыли из строя во время осады крепости более 20 кораблей  .
Освободившаяся японская 3-я армия была направлена на север и сыграла важную роль в Мукденском сражении.

3

В МАНЬЧЖУРСКИХ СРАЖЕНИЯХ
Во время русско-японской войны в Южной Маньчжурии развернулись важнейшие сражения сухопутных войск. В течение почти полутора лет многотысячные армии сторон в жестоких столкновениях отстаивали интересы своих правительств. Неся большие потери, они штыком и пулей решали, кому владеть этой благодатной частью китайской земли.
* * *
Вскоре после начала войны японское командование приступило к переброске сухопутных сил на континент. В Корее, на ее западном побережье, была высажена 1-я армия под командованием генерала Т. Куроки. Затем она повела наступление на пограничную реку Ялу. В непродолжительных боях японцы оттеснили Восточный отряд русских войск.
В апреле на Ляодунском полуострове начала высаживаться 2-я армия генерала Я. Оку. Ей удалось перерезать железную дорогу на ПортАртур, Начались атаки русских позиций на перешейке Цзиньчжоу, прикрывавших дальние подступы к Порт-Артуру.
Русские войска отступали. Об оборонительной тактике их командования говорится в обращении Наместника на Дальнем Востоке Е. Алексеева к населению Маньчжурии: “...С открытием военных действий я приказал вверенным мне войскам, не вступая в серьезный бой, до тех пор, пока мы не сочтем это для нас выгодным, отступать временно вглубь Маньчжурии; таким образом все совершается по заранее задуманному плану...”  .
Однако японские дивизии в ряде мест встретили сопротивление русских войск. Уже первые боевые столкновения на реке Ялу показали жестокость противоборства, решимость к достижению цели как со стороны русских солдат, так и японских войск. И все же первый бой, разыгравшийся на суше, русские генералы Куропаткин, вступивший в командование Маньчжурской армией, Засулич, возглавивший Восточный отряд, проиграли. Они имели здесь в своем распоряжении две дивизии, бригаду и два полка конницы, всего 23 тыс. чел. Недооценив силы противника, не смогли создать крепкую оборону на речном рубеже и неорганизованно отступили. В Тюренченском бою Восточный отряд потерял более 2 тыс. чел..    По неполным данным японская сторона потеряла более 1 тыс. чел.
Значительным сражением стали бои под Вафангоу. На выручку Порт-Артура намечалось выступление 1-го Сибирского армейского корпуса под командованием генерал-лейтенанта И. И. Штакельберга. Планировалось дать решительный бой японской армии. В конце мая были выбраны и укреплены позиции. Но 31 мая противник опередил — начал наступление. Бои продолжались несколько дней. Боясь окружения, русские войска отступили. Пробиться к Порт-Артуру не удалось. Генерал Штакельберг избежал разгрома корпуса.

Вторая японская армия генерала Оку в этом бою потеряла (убито, ранено, пропало без вести) офицеров — 53 и нижних чинов — 1137.
Объясняя причины отступления русской армии, генерал А. Н. Куропаткин в телеграмме на имя царя писал: “Главная причина заключается в том, что во всех веденных нами боях мы имели против себя превосходного в числе противника... Вторым весьма существенным преимуществом японцев над нами является несравненно лучшая подготовка их и приспособленность к действиям в Южной Маньчжурии. Японцы выросли среди гор, это их среда... Японцы имеют многочисленную и отличную артиллерию... Ноша солдата много легче нашей, возраст солдат значительно меньше нашего... К преимуществам японской армии надо отнести чрезвычайный подъем духа войск...”  .
В течение июля произошел ряд упорных боев, которые причинили русской армии заметный ущерб. Например, в боях на Сяокалинском и Уфангуалинском перевалах (4, 5 и 6 июля), у Ташичао (10 и 11 июля), на Янзелинском перевале (18 июля) русские войска потеряли более 4 тыс. чел.
Численность русской армии в Маньчжурии увеличивалась. Для улучшения управления войсками в октябре — ноябре 1904 г. было создано три армии. Главнокомандующим всеми вооруженными силами на ДВ назначен генерал-адъютант А. Н. Куропаткин.
Уже к началу 1905 г. численность войск достигала 293 тыс. штыков и сабель, 1219 полевых и 256 осадных орудий, 56 пулеметов. Им противостояли пять японских армий, имевшие 271 тыс. штыков и сабель. Фронт был почти сплошным, протяженностью до 100 км., а с фланговыми отрядами — до 150 км. Глубина обороны — 20-25 км  .
Облегчение положения Порт-Артура, которое в начале ноября осложнилось, было возложено на Куропаткина. Но он медлил, выжидал пополнения и мало что делал для решительного наступления русских войск. Считал, что по условиям обстановки переход в наступление против армий маршала Ойямы возможен лишь в первых числах декабря, предварительно собрав 320 батальонов общей численностью до 210 тыс. штыков. Противник в это время против русской Маньчжурской армии имел в первой половине ноября (по подсчетам главнокомандующего) от 220 до 240 батальонов общей численностью от 170 тыс до 190 тыс. штыков. В середине декабря подготовка наступательной операции еще не была закончена. Но при этом Куропаткин заверял: “Мы все осознаем, как важна для защитников Порт-Артура скорейшая атака Маньчжурскими армиями японских позиций, но сознаем и то, что для Порт-Артура необходимо, чтобы мы одержали победу”. Он считал, что в действиях японцев наступил перелом, что они от наступления перешли к обороне, но готовятся к обороне отчаянной  . Такая тактика главнокомандующего способствовала увеличению числа потерь, падению Порт-Артура, а затем и его поражению под Мукденом.
Японские войска, получив подкрепление после падения Порт-Артура, 6 февраля перешли в наступление. Началось Мукденское сражение, ставшее последним на Маньчжурском театре.
К этому времени численность пяти японских армий под общим командованием Ойямы достигала 335 тыс. чел., их поддерживали 892 полевых орудия и 170 тяжелых орудий, до 200 пулеметов. Ойяма имел на флангах сильные группировки, предназначенные для наступления и охвата русских армий.

Главнокомандующий Куропаткин перед сражением ослабил армии: 10 тыс. солдат были отправлены в тыл для усиления охраны железной дороги и 5 тыс. — во Владивосток.
После упорных боев противник обошел русские войска с правого фланга и сумел выйти в район северо-западнее Мукдена. Вскоре японским войскам удалось прорвать оборону восточнее Мукдена. Возникла угроза окружения. По указанию генерала Куропаткина русские войска 25 февраля начали отход к Телину и далее на Сыпингайские позиции, находящиеся в 160 км севернее Мукдена. На этом военные действия в Маньчжурии прекратились. Японская армия, понеся значительные потери, ослабла и не готова была вести большое наступление. В последнем сражении она потеряла по одним данным — 41 тыс. чел., по другим — около 71 тыс. чел.

В Мукденском сражении потери русских не намного превышают потери японцев. Общие утраты русских войск убитыми, ранеными и пленными — более 89 000 тыс., а японцы потеряли здесь 71 тыс. чел. При этом убитых и раненых в русской армии насчитывается 60 тыс. чел. Остальные потери приходятся за счет пленных и пропавших без вести.
Этому сражению предшествовали бои у Сандепу с 12 по 17 января 1905 г., где действующая армия потеряла более 12 тыс. чел.

В результате боевых потерь и естественной убыли некомплект строевого состава пехоты, по сведениям на 10 марта 1905 г., достиг почти 128 тыс. чел. В некоторых полках некомплект доходил до 80 %  . С 23 июня по 30 июля 1905 г. в армию прибыло ИЗ тыс. молодых солдат. А всего на Дальний Восток для доукомплектования войск поступило 405 тыс. чел. Из них 355 тыс. — в действующую армию  .
Неудача под Мукденом и большое количество солдат, оказавшихся в плену, объясняется рядом причин, в том числе снижением морального духа солдат и офицеров, уставших от войны, в которой были главным образом отступления и поражения. Из 24730 пленных, взятых противником на Южно-Маньчжурском театре военных действий, 21100 чел. (85,3 %) были захвачены под Мукденом в февральских боях и 3630 чел. (14,7 %) — в предшествовавших боях. При этом из 21100 чел., попавших в плен в Мукденском сражении, раненых было только 2537 чел. (12 %), остальные 18 563 чел. (88 %) не были ранены. В других предшествовавших боях это соотношение совсем иное: из общего числа 3 630 чел., оказавшихся в плену, было 1 976 чел. раненых (54,4 %) и 1 654 чел. нераненых (45,6 %)  .

Отойдя на Сыпингайские позиции, русская армия, теперь уже под руководством генерала Линевича, укрепляла оборонительные рубежи, готовясь к отражению наступления японской армии. Однако наступательные возможности противника ослабли. Наступило некоторое затишье. Но армия Японии еще представляла большую опасность. В середине мая 1905 г. она насчитывала 334700 чел. при 922 орудиях. Кроме того предполагалось, что противник имеет здесь резерв в 96 тыс. чел. (для пополнения убыли). Русские войска к концу марта имели численность 364 тыс. чел. боевого состава с намечавшимся доведением ее до 550 тыс. чел. 
Всего к концу кампании действующая армия на Маньчжурском театре насчитывала около 790 тыс. нижних чинов. Из них 460 тыс. призваны из запаса (58 % от общей численности) и 330 тыс. срочнослужащих  .
Период противостояния не имел сколько-нибудь крупных столкновений. Боевая деятельность сторон ограничивалась сторожевой и разведывательной службой. Однако следует упомянуть набег конницы генерала Мищенко на прифронтовой тыл японцев с целью задержать предполагаемое их наступление. Выступив 17 мая, отряд, пройдя с боями по тылу противника, вернулся в расположение своих войск 24 мая. В результате набега японцам был нанесен некоторый материальный ущерб, они при этом потеряли около 270 чел. убитыми и ранеными, 234 чел. — пленными. Русский отряд потерял 37 чел. убитыми и 150 чел. ранеными.
Набег русского отряда не имел решающего значения на противостояние сторон, не дезорганизовал тыл противника, но он приподнял моральный дух солдат и офицеров, подавленный отступлением после Мукденского сражения, вселил уверенность в свои силы. Ведь война еще не закончилась.

4

В ЦУСИМСКОМ СРАЖЕНИИ
Последним этапом войны стало Цусимское сражение русских кораблей с японским флотом, разыгравшееся у островов Цусима 14 и 15 мая 1905 г. Их безлюдные берега и холодные воды пролива стали свидетелями славы и позора, героизма и трусости, самопожертвования и беспомощности, верности долгу и малодушия в жестоком двухдневном морском бою с противником.
Цусима — это боль России, это место подвига тысяч русских моряков, воспетого народом в песнях, увековеченного в книгах, картинах и памятниках. Вот уже многие десятилетия наши боевые корабли и суда торгового флота, проходя Цусиму, приспускают флаг и дают продолжительный сигнал как зов в прошлое...
* * *
Эскадра, сформированная из кораблей Балтийского флота и отданная под командование адмирала 3. П. Рожественского, вышла из Либавы 2 октября 1904 г. Названная 2-й эскадрой Тихого океана, она шла на помощь осажденному Порт-Артуру, с главной целью оказать решающее влияние на ход войны. Но уже в пути стало известно — опоздала. Теперь надо было с боем прорываться во Владивосток вместе с кораблями 3-й эскадры.
Совершив беспримерный в морской истории (по преодолению больших трудностей) 18000-мильный переход, который уже можно назвать подвигом, эскадра сходу вступила в бой с давно поджидавшим ее в проливе японским флотом. 14 мая, утром, были замечены японские крейсера. С появлением главных сил врага корабли эскадры открыли огонь по противнику.
Два дня длилось сражение. Русские моряки, изнуренные тропическим климатом, уставшие от ремонта техники и частых погрузок угля, сражались геройски. Многие корабли гибли, не спуская перед врагом флага. Эскадра, потеряв управление боем, оказалась в трудном положении. Несмотря на мужественное сопротивление, значительная часть кораблей была потоплена. Это потрясло российское общество.
Причин поражения русской эскадры много. Их уже назвали военные историки, политики, публицисты... Среди прочих выделено отставание в артиллерии, недостаточное бронирование кораблей. Например, японская эскадра в целом делала 360 выстрелов в минуту против 134 у русских. Японские снаряды по фугасному действию превосходили русские в 10 — 15 раз. Бронирование русских кораблей было слабее — 40 % площади против 61 % у японских кораблей  .
Была специально создана Следственная комиссия по выяснению обстоятельств Цусимского боя, назначенная приказом по Морскому ведомству 19 декабря 1905 г. Некоторые ее выводы, раскрывающие причины трагических последствий морского сражения для русской эскадры, мы приводим здесь.
Анализируя документы и свидетельские показания, Комиссия определила, что “беспримерное поражение, нанесенное 2-й эскадре Тихого океана в боях 14 и 15 мая 1905 г., имело причинами следующие обстоятельства”:
1) Коренные материальные и технические недостатки флота, выразившиеся в большой строительной перегрузке судов 2-й эскадры; в устарелости артиллерии...
2) Полную неподготовленность Морского министерства к решению вопросов международной политики и стратегии... Несостоятельность его выразилась в отсутствии плана войны, повлекшем за собою ряд случайных решений стратегических вопросов большой важности; в отсутствии всяких соглашений международного характера, способных облегчить движение морских подкреплений на Дальний Восток; в неосновательных надеждах на приобретение за границей боевых судов во время войны; в неосведомленности о состоянии неприятельского флота; в ошибках и недостатках системы мобилизации, ставших результатом неудовлетворительного комплектования 2-й эскадры офицерами и нижними чинами.
3) Материальная слабость эскадры, выразившаяся в крайней разнотипности входящих в нее броненосцев, в малой скорости их хода, в полном отсутствии броненосных крейсеров, в недостаточности крейсеров и миноносцев...
4) Неудачный выбор начальника эскадры, принявшего на себя командование без веры в возможность боевого успеха, не уделявшего необходимого внимания боевой подготовке эскадры... 
Комиссия возложила вину на вице-адмирала 3. П. Рожественского как исполняющего дела начальника Главного морского штаба в 1903-1904 гг., а затем командующего эскадрой за многие упущения, допущенные при подготовке кораблей к длительному переходу, за то, что новые броненосцы типа “Бородино” ушли в поход без испытания на остойчивость, за чрезмерную перегрузку боевых кораблей, за ряд допущенных им стратегических и тактических ошибок:
1) эскадра была застигнута главными силами неприятеля врасплох, во время еще незаконченного перестроения из 2 колонн в одну боевую линию;
2) ненужные эскадре транспорты мешали ей, стесняя движение боевых судов;
3) главные силы эскадры кружились несколько часов вокруг выведенного из строя флагманского корабля, несмотря на его полную неспособность управлять боем;
4) миноносцы, не получив боевого назначения, вводили в заблуждение суда эскадры и подвергались с их стороны расстрелу, и многое другое, как, например, черная окраска судов при выборе дневного времени для прорыва Корейским проливом  . А желтый цвет дымовых труб еще больше выделял корабли эскадры, облегчал неприятелю определять расстояние до цели.
Адмирал Того писал впоследствии о своем преимуществе перед русскими: “Я так хорошо был осведомлен о положении неприятеля, хотя и отстоящего еще за десятки миль, что на деле выходило, будто я видел его сам”  .
Комиссия дала оценку действиям младшего флагмана контр-адмирала Энквиста, командира крейсера “Олег” капитана 1 ранга Добротворского, якобы самовольно отступивших от плана военных действий и нарушивших без достаточных оснований директиву идти соединенно с эскадрой во Владивосток. Определена степень ответственности за поражение и командиров других кораблей.
По мнению Комиссии новые броненосцы “Император Александр III” и “Бородино” затонули исключительно от артиллерийского огня неприятеля. Большая перегрузка несомненно ускорила гибель этих кораблей. Гибель всего личного состава названных судов, также как и броненосцев “Князь Суворов” и “Наварин”, объясняется тем, что перед затоплением они неожиданно быстро переворачивались вверх дном, накрывая корпусом спасавшуюся команду  .
С большим удовлетворением отметила Комиссия подвиги экипажей многих русских кораблей: “броненосцев “Князь Суворов”, “Бородино”, “Адмирал Ушаков”, “Император Александр III”, крейсера “Светлана” и миноносца “Громкий”, с величайшим мужеством и самоотвержением сражавшихся до самой своей гибели. Мир праху доблестных воинов, погибших в неравном бою!”
Но случалось, что подвиг соседствовал с позором. Например, отряд кораблей под командованием адмирала Небогатова был окружен японцами юго-восточнее острова Дажелет. Адмирал не проявил мужества и без боя поднял белый флаг. Командир крейсера “Изумруд” отказался сдаваться и, прорвавшись через вражеские корабли, ушел на север. Но у своих берегов сел на мель. Команда взорвала корабль.
В этот же день спустил свой флаг и адмирал Рожественский. Накануне он вместе со штабными офицерами перешел с миноносца “Буйный” на миноносец “Бедовый” и в сопровождении миноносца “Грозный” направился во Владивосток. Был перехвачен японскими кораблями. Не приняв боя, “Бедовый”, несмотря на протесты экипажа, поднял сигнал о сдаче. А команда “Грозного” вступила в бой, отбилась от наседавшего врага, нанесла ему урон. Миноносец дошел до Владивостока.
Командир крейсера “Дмитрий Донской” капитан 1 ранга И. Н. Лебедев отверг ультиматум врага о сдаче и вступил в бой с 6 японскими крейсерами и миноносцами. Отбив три атаки, русский крейсер из-за сильных повреждений не мог идти дальше и утром 16 мая был затоплен экипажем у о. Дажелет. Броненосец “Император Александр III” принял на себя сосредоточенный огонь противника. Получив тяжелые повреждения, он затонул. Из всего экипажа, возглавляемого капитаном 1 ранга Н. М. Бухвостовым, погибло 867 чел. 
Несмотря на отвагу и мужество моряков, эскадра была обречена уже в первый день сражения.
Героизм моряков в двухдневном сражении, их самопожертвование не могли возместить пассивность, беспомощность командования, его грубейшие ошибки. От артиллерийского огня и торпедного оружия погибло 8 броненосцев, 3 крейсера, 5 миноносцев, вспомогательный крейсер и 3 транспорта. Небогатов сдал противнику 4 броненосца. Прорвались к родным берегам крейсеры “Алмаз” и “Изумруд”, миноносцы “Бравый” и “Грозный”. Интернированы в нейтральных портах крейсеры “Олег”, “Аврора” и “Жемчуг”, миноносец “Бодрый”, транспорты “Корея” и “Анадырь”, пароход “Свирь”. Нарушая международные правила, японцы еще в начале боя захватили госпитальные суда “Орел” и “Кострома”.
Из состава экипажей кораблей свыше 5 тыс. чел. погибло, более 5 тыс. взято в плен, т. е. потеряно 2/3 матросов и офицеров эскадры  .
По мнению автора публикации в “Курантах” Б. Пискарева погибло в бою, утонуло свыше 8,5 тыс. русских моряков  . У японцев потери были незначительны. Броненосные корабли имели большие повреждения, потоплено три миноносца, погибло 116 чел.
В Цусимском сражении русские моряки сделали все от них зависящее, чтобы отбить атаки превосходящих сил японского флота. Главная причина поражения — плохая подготовка эскадры и слабое управлении ее силами... Все это обернулось большими людскими утратами, гибелью кораблей флота.

5

НА ВТОРОСТЕПЕННЫХ ТЕАТРАХ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
В Корее. Боевые действия в Северо-Восточной Корее были незначительными. Они начались 26 июля 1904 г. и закончились с началом общего перемирия. Ограничивались небольшими стычками, засадами, перестрелками. За это время русские войска потеряли: 38 чел. погибших и утонувших, 2 пропавших без вести, раненых и контуженых более 100 чел. 
На Сахалине.   Япония не ограничилась военными действиями в Маньчжурии и Корее. 24 июня 1905 г. ее войска начали захват острова Сахалин. Эта русская территория, возглавляемая военным губернатором генералом Ляпуновым, не была подготовлена для обороны против сильного противника. Поэтому японские корабли без особого противодействия обстреливали побережье, высаживали десанты. Первая бомбардировка Корсаковского поста произошла 8 марта 1904 г.
Русские оборонительные отряды, названные партизанскими, и вольные дружины, состоящие в основном из ссыльнокаторжных, были малочисленными, плохо вооруженными и потому не смогли оказать достойного сопротивления нападавшим. Ко дню начала высадки японцев на остров здесь находилось: на Северном Сахалине — около 5,5 тыс., на Южном Сахалине — около 1,5 тыс. вооруженных защитников.
Военные действия продолжались на южной части острова — 11 дней, на северной — 9 дней. Однако некоторые отряды продержались до августа.
Всего здесь погибло 3 офицера и 85 нижних чинов. Ранено 93 чел. нижних чинов. Но число без вести пропавших было велико: 5 офицеров и 1660 нижних чинов. Из них на Северном Сахалине — 4 офицера и 1160 нижних чинов, на Южном Сахалине — 1 офицер и 500 нижних чинов.
Некоторая часть призванных под ружье рассеялась. Избежали плена и переправились на материк приблизительно 8 офицеров и 270 нижних чинов.
Японские корабли обстреляли посты и высадили десант на западном побережье Татарского пролива — в районе поста Де-Кастри. Были обстреляны мыс Лазарева и мыс Джуаре. Перестрелка закончилась без потерь.
22 февраля 1904 г. японские корабли, зайдя в Уссурийский залив (под Владивостоком), из зоны недосягаемости русских батарей, укрываясь за Басаргинским полуостровом, открыли огонь по фортам Суворова и Линевича, по городу и рейду бухты Золотой Рог. После вторичного появления здесь японской эскадры крепость Владивосток была объявлена на осадном положении  .

6

ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ СТОРОН
Война за право хозяйничать на маньчжурской земле, активно влиять на судьбу Китая и Кореи дорого обошлась России и Японии. Их утраты велики. И прежде всего утраты людские. Погибли, умерли от ран и болезней, стали инвалидами более 100 тыс. чел. Война принесла много бед и лишений народам обеих стран...
* * *
Вооруженное противостояние особенно подорвало экономику и финансы Японии, начавшей войну вероломным нападением на русские корабли в Порт-Артуре. Кровопролитная битва отрицательно сказалось на состоянии армии и флота, мирных граждан страны, начавшей войну. По сведениям, имевшимся до войны, Япония должна была выставить 0,9 % своего 45-миллионного населения, а выставила в действительности, не считая восполнения потерь, около 1,8%. В то же время Россия поставила для борьбы всего около 33%, т. е. 1/3 своей постоянной армии и более 0,5 % своего 140-миллионного населения. Следовательно, напряжение, которое испытала Япония в борьбе с Россией, от 4 до 5 раз превосходило напряжение, достигнутое ее противником  .
Возникла острая необходимость искать пути к заключению мира с Россией. По просьбе Японии посредником выступила Америка. Президент США Т. Рузвельт дал указание своему послу в Петербурге склонить Россию к переговорам. Хотя Россия и располагала значительными возможностями для того, чтобы продолжать войну до победы, царское правительство, обеспокоенное начавшейся революцией, тоже было заинтересовано в заключении мира.
23 августа (5 сентября) 1905 г. в Портсмуте (США) был подписан мирный договор. Русской делегации, возглавляемой С. Ю. Витте, в трудных переговорах пришлось удовлетворить ряд претензий японской стороны. Россия признала Корею сферой влияния Японии. В пользу победителя Россия отказывалась от аренды Ляодунского полуострова, уступала Порт-Артур и Дальний, Южно-Маньчжурскую железную дорогу, часть Сахалина до 50-й параллели...
Япония постепенно закрепилась и на Курильских островах.
Только через 40 лет, в результате разгрома милитаристской Японии в 1945 г., наша страна восстановила свои права на Курильские острова и Южный Сахалин. Советские воины, разгромив врага, укрепившегося на сопках Маньчжурии, подняли победный флаг над Порт-Артуром, отдав должное героизму русских солдат, матросов и офицеров, отважно сражавшихся здесь в 1904-1905 гг.
За все захваченное тогда Япония заплатила большими жертвами. По данным некоторых советских исследователей, Япония потеряла убитыми и умершими от ран и болезней около 135 тыс. чел. Через лечебные заведения прошло раненых и больных около 554 тыс. чел. Примерно 1,5 млн. чел. за время войны были оторваны от производительного труда. Государственный долг возрос с 600 млн. иен до 2400 млн.
Дорого обошлась война и России. Ее армия и флот, потерпев поражение, по некоторым источникам потеряли многие сотни тыс. чел. убитых, раненых, больных и пленных. Страна израсходовала на нужды войны 2347 млн. рублей. Кроме того, она понесла ущерб примерно в 500 млн. рублей, которыми исчисляется стоимость железных дорог, портов, отошедших Японии, затопленного флота как военного, так и торгового  .
По поводу людских утрат сторон есть и другие данные. Например, доктор исторических наук И. Ростунов писал: “Россия потеряла в ней около 270 тыс. чел., в том числе свыше 50 тыс. убитыми. Потери Японии исчислялись в 270 тыс. чел., включая более 80 тыс. убитыми”  .
Известный историк Б. Ц. Урланис в своем труде “Войны и народонаселение Европы” утверждает, что “в этой войне было убито 25331 русский солдат и офицер. К данному числу надо еще прибавить потери флота, составлявшие 6299 человек”. Исследователь исключает из итогов умерших от ран и болезней. “По русским официальным данным, — продолжает Б. Ц. Урланис, — японские потери определяются в 47387 убитых. Другие источники, в том числе и японские, дают цифры, весьма близкие к этой. Следует добавить еще потери японского флота, составлявшие 2 тыс. человек. Таким образом, японцы потеряли убитыми 49,4 тыс. человек. Всего было убито в этой войне 81 тыс., а включая умерших от ран — 99 тыс. чел. Потери японцев в боях на суше вдвое превышали потери русских”  .* Включая 613 офицеров и солдат, умерших от ран в плену.
Примечание. В таблице не учтены пленные и пропавшие без вести, а также заболевшие.
При определении потерь русской армии мы во многом опирались на исследования Военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны. На основе документов и свидетельств участников военной кампании она провела в 1906-1909 гг. большую аналитическую работу, определила различные виды военных потерь боевого состава армии, действующей в Маньчжурии и на других военных театрах. Кроме исследований комиссии в данном труде использованы и архивные документы, многочисленные публикации. Это дало нам возможность сопоставить различные выводы, сделать свои заключения в определении людских потерь воевавших сторон. Но прежде всего уточним утраты русской армии.
По данным этих таблиц, представленных комиссией, видно, что наибольшие потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести понесла пехота. За ней, в нисходящем порядке, следуют кавалерия и артиллерия. Относительные потери среди офицеров как убитыми, так и ранеными, почти вдвое больше, чем те же потери в нижних чинах  .
Высоко число без вести пропавших (свыше 39,6 тыс.). Сюда включены оказавшиеся в плену и неучтенные погибшие на поле боя, занятом противником. Число взятых в плен нижних чинов составляет около 25 тыс. чел. Умерло в плену от ран 18 офицеров и 593 нижних чина, от болезней — 11 офицеров и 1019 нижних чинов. Но при этом авторы исторического исследования (члены комиссии) считают, что число убитых среди без вести пропавших должно приблизительно соответствовать числу раненых среди лиц той же категории, а так как последних было всего около 5 тыс. чел., то число убитых среди без вести пропавших не должно превышать 1 тыс. чел. При введении этой поправки остается все-таки разница в 11,5 тыс., между числом без вести пропавших и числом взятых в плен. Эта разница должна быть отнесена к неточности сведений. Происхождение этой неточности вполне естественно при том перемещении войсковых частей и медицинских заведений в ходе боевые действий  .

Для определения тяжести потерь убитыми и ранеными в различных сражениях следует сопоставить абсолютные потери только с количеством строевого состава частей, принимавших участие в этих боях. При таких условиях относительные утраты в 8 более крупных боях выражаются в следующих соотношениях:
Средние относительные цифры потерь во всех восьми сражениях — 1,33 % убитых и 7,50 % раненых, всего 8,83 %. Средние относительные цифры потерь в трех генеральных сражениях (Ляоян, Шахэ и Мукден) — 1,65 % убитых и 9,68 % раненых, всего 11,33 %  .
Среди потерь в действующей армии значительное место занимает число заболевших воинов. Заболеваемость среди офицеров была выше, чем в войсках внутренних округов, а у нижних чинов заболеваемость меньше, чем в тылу. В течение всей кампании она составила среди офицеров 1027,3 и среди нижних чинов 495,5 на 1 тыс. чел. личного состава. Во фронтовых условиях всего заболело 13143 офицера и 345282 нижних чина. Из них умерло:
 офицеров — 210 (кроме того, при частях войск — 24 чел.)
 нижних чинов — 7158 (кроме того, при частях войск — 479 чел.)   
От заразных болезней пострадало 23391 офицер и нижний чин. Из них:
 от брюшного тифа — 5886 (6 % от общего числа заболеваний);
 от дизентерии — 4289 (1,3 % от общего числа заболеваний);
 от других болезней: цинги — 1098 (нижний чин), сибирской язвы — 846, сыпного тифа — 215, оспы — 175, возвратного тифа — 148, неопределенной формы тифа — 734.
Из отдельных болезней среди офицеров первое место занимал грипп (4,8 % всех заболеваний).
Кроме того, в течение кампании было зарегистрировано умерших скоропостижно: 43 офицера и 566 нижних чинов. Из них 10 офицеров погибло от несчастных случаев и 33 покончило жизнь самоубийством. Среди нижних чинов 440 погибло от несчастных случаев и 126 покончило жизнь самоубийством  .
Среди всех скоропостижно умерших из-за несчастных случаев:
 20,4 % умерло от отравления ханьшином и алкоголем;
 20,1 % утонуло;
 19 %   раздавлено поездами или погибло при крушениях;
 9,1 % убито или застрелилось по неосторожности;
 31,4 % погибло от разнообразных случайностей  .
* 3десь учтены умершие в лечебных заведениях. Если прибавить умерших от болезней в частях войск, то проценты соответственно изменятся: для офицеров — на 1,8 %, для нижних чинов — на 2,2 %.
В действующей армии (исключая Порт-Артур и Сахалин) выбыло из строя 39 офицеров Генерального штаба. Из них: 12 убито и умерло от ран, 26 ранено, 1 пропал без вести (взят в плен).
Из общего числа ранений огнестрельным оружием приходится на долю: ружейных пуль — 75 %, осколков от снарядов — 14 %, шрапнельных пуль — 11 %.
Из общего числа ранений холодным оружием приходится: рубленных ран — 21 %, колотых ран — 79 %. Японский штык-кинжал зачастую причинял ранения, похожие на сабельные (рубленные).
Все ранения распределяются:
 в верхнюю конечность — 36,7 %
 в нижнюю конечность — 27,8 %
 в грудь — 7,2 %
 в голову — 6,2 %
 в спину — 5,9 %
 в лицо — 5,0 %
 в живот — 2,9 %
 в шею — 2,3 %
 не указаны места ранения — 6,0 %.
Из общего числа раненых и контуженых 3840 офицеров и 118850 нижних чинов: осталось в строю — 596 офицеров (15,52 %), нижних чинов 9 830 (8,27 %); умерло при частях — 29 офицеров (0,78 %), нижних чинов — 458 (0,39 %); отправлено в лечебные заведения 3215 офицеров (83,70 %), нижних чинов 108562 (91,34 %).
Из отправленых в лечебные заведения: выздоровело и вернулось в строй — 1545 офицеров (48 %), 54542 нижних чина (50 %); умерло в лечебных учреждениях — 194 офицера (6,5 %), 3208 нижних чинов (3 %). Остальные эвакуированы, стали инвалидами.
* Эта цифра может быть уменьшена на 11500 чел. на основе разъяснения, данного к табл. 18.
Однако в телеграмме генерала Линевича от 17 марта 1905 г. указывается, что раненых и больных эвакуированных из армии всего 224254 чел., из них нижних чинов 217116  . В другом архивном документе этого же дела утверждается, что всего за время кампании по 1 июня 1905 г. эвакуировано из района боевых действий раненых и больных в тыл 247530 чел., из них нижних чинов 239254.
После обстоятельной работы комиссии были проведены дополнительно санитарно-статистические исследования о потерях русской армии. Эти данные опубликованы в 1911 г., а затем и в 1914 г. В них учтены заболеваемость и убыль от болезней в войсках: Маньчжурских армий, тыла армий, Приамурского военного округа, Квантунского укрепленного района, Корейского и Сахалинского отрядов в период военных действий, то есть со дня начала войны (27 января 1904 г.) по день ратификации мирного договора (1 октября 1905 г.). За это время заболело с эвакуацией в госпитали: офицеров — 11788, нижних чинов — 346289. Всего 358 077 чел.
Из них выздоровело:
офицеров — 8174, нижних чинов — 197837.
Умерло: офицеров — 198, нижних чинов — 9411.
Вся русская армия (войска, действовавшие и остававшиеся на мирном положении) за 20-месячный период войны потеряла умершими от болезней и скоропостижно 20890 чел. (11,3 %) и уволенными в неспособные 125658 чел. (67,1 %). При этом заболеваемость в действующей армии была ниже, а общая смертность и неспособность выше, чем в войсках, остававшихся на мирном положении  .
На состояние армии положительное влияние оказывали медицинские работники. В труднейших условиях они многое сделали для сохранения здоровья и жизней солдат, матросов и офицеров. Их усилиями поставлены в строй после излечения тысячи офицеров и нижних чинов. Но и сами они несли потери: 52 военных врача погибли, из них 36 умерли от болезней  .
Русские войска оставались некоторое время в Маньчжурии и после ратификации мирного договора по 1 марта 1907 г. Сводный корпус в Маньчжурии расформирован приказом от 12 марта 1907 г.
С учетом этого заболеваемость и убыль от болезней с начала войны по день окончания эвакуации войск из Маньчжурии составили  :
* Не считая раненых, находящихся ко дню сдачи крепости в госпиталях Порт-Артура, — они внесены в число раненых и контуженных.
Следовательно, русские войска, участвующие в боях, потеряли убитыми, ранеными и взятыми в плен более половины (56,4 %) офицерского состава и около половины (42,5 %) нижних чинов или около 43 % тех и других вместе.
Отношение числа убитых к числу раненых оказалось 1:5,9.

* В число 25-331 включены 487 умерших от ран в частях.
** Сюда включены умершие от ран пленные (18 офицеров и 595 нижних чинов).
Из всего личного состава воевавшие русская и японская армии потеряли убитыми и умершими от ран  :
 русская армия — 4,7 %;
 японская армия — 9 %.
Отношение числа убитых к числу раненых:
 в русской армии — 1:5,7;
 в японской армии — 1:3,6.
За всю войну воюющие армии потеряли убитыми, умершими от ран, болезней и скоропостижно  :

Если при рассмотрении этих данных взять среднемесячную заболеваемость и смертность, то получится, что в русской армии на 1000 чел. заболело 26,6, умерло 0,9; в японской армии соответственно 24,4 и 1,9. При этом процент смертности в лечебных заведениях на 100 больных в русской армии составлял в 2,44 раза меньше, чем в японской армии  .
Данные о результатах санитарно-статистического исследования, опубликованные в 1914 г., показывают, что общие потери убитыми, умершими от ран, болезней и скоропостижно в русской и японской армиях составили  :

И еще одно сравнение, опубликованное в санитарно-статистическом очерке. Русская армия в войне с Турцией 1877-1878 гг. потеряла убитыми, умершими от ран и болезней — 103754 чел. Аналогичные утраты в Крымской войне 1854-1856 гг. составили 129349 чел.
О числе русских воинов, оказавшихся в плену, встречаются некоторые разночтения. По данным Центрального справочного бюро, учитывающего этот вид утрат, всех пленных, за исключением лиц неподлежащих взятию в плен и освобожденных, в связи с этим японской стороной, было 74200 чел. Но в почтовых списках их числилось 74588. Однако японское правительство предъявило требование об уплате расходов за 71300 военнопленных. Видимо, оно исключило 2318 умерших и 675 офицеров, освобожденных после взятия Порт-Артура под честное слово  :
При следовании из Порт-Артура в Дальний в пути умерло 40 чел., а 1468 чел. возвращено в госпитали крепости для дальнейшего лечения.
Вот как распределяются солдаты, матросы и офицеры, оказавшиеся в японском плену, по категориям военнослужащих и местам пленения (по подсчетам Е. А. Бухе):
* Из них 675 офицеров освобождены под честное слово (письменное обещание).
Примечание. Как видно, здесь есть расхождение с данными о пленных и умерших в плену, сообщенных комиссией.
Во время приема возвратившихся из японского плена русских солдат таковых оказалось 70 932 нижних чина. Из них 56 341 чел. их сухопутных войск (79,4 %) и 14 591 моряк (20,6 %).
Из нижних чинов сухопутных войск 24 730 взято в плен на ЮжноМаньчжурском театре войны и 31611 чел. — в Порт-Артуре, на Сахалине и Северо-Корейском театре  .
Из всех плененных на Южно-Маньчжурском театре (24730 чел.) оказалось: русских — 19427 (78,5 %), поляков — 3274 (13,2 %), евреев — 825 (3,3 %), татар — 748 (3,0 %), лютеран — 376 (1,5 %), народностей Кавказа — 80 (0,5 %)  .
При обмене пленными у японцев осталось 110 чел., ранее перешедших добровольно на их сторону, и тех, кто не пожелал вернуться на родину (из них — 82 поляка, 14 евреев, 12 русских).
Количество пленных японских солдат и офицеров точно не установлено. По неполным сведениям Центрального справочного бюро о военнопленных, их насчитывалось не многим более 2000 чел. Однако в “Статистических данных о потерях...” Н. Козловского указано, что японская армия потеряла пленными и пропавшими без вести 6700 чел.
Значительными были потери русских войск и флота при защите Порт-Артура. В мае 1904 г. гарнизон крепости состоял из 41938 чел. (без моряков). С мая по декабрь погибло и умерло от ран и болезней 9578 солдат и офицеров  .
Главный хирург 3-го Сибирского армейского корпуса Гюббенет считал, что общее число погибших и пропавших без вести портартурцев достигло 12657 чел.
Из них убитыми нижних чинов 5394 и офицеров 149, умершими от ран 2433 и 49 офицеров, умершими от болезней 1508, пропавшими без вести 1087 чел  .

Большие утраты при защите крепости были и среди русских моряков. Из 11028 чел., составлявших команды кораблей и береговых частей, выбыло 7744, т. е. примерно 70 %. Из них убито 2939 чел. (с учетом потерь во Владивостоке и Владивостокском отряде крейсеров). На море порт-артурцы потеряли убитыми и утонувшими 1121 чел. 

Примечание. В число офицеров вошли и зауряд-прапорщики. За время осады было произведено 200-250 старших унтер-офицеров в зауряд-прапорщики.
Из общего числа раненых нижних чинов (24145) пользовались госпитальным лечением 85 % (20249). Из них выздоровело 69,1 % (13963), осталось инвалидами 19 % (3853), умерло 12 % (2433)  .
Общая заболеваемость в гарнизоне Порт-Артура с мая по декабрь 1904 г. составила 29574 чел. А всего за войну раненых и больных в частях войск насчитывалось 53719 нижних чинов  .
Госпитали стали главными поставщиками пополнения рядов защитников крепости. Так, за первые 4 месяца осады из них на рубежи обороны пришли 5500 чел. Во вторую половину осады число возвратившихся в строй уменьшилось (из-за цинги), до 2300 чел. Многие имели по 3-4 ранения, но всякий раз после излечения возвращались в подразделения. В последние месяцы осады подход к оценке состояния здоровья людей изменился: здоровыми считались все, у кого не было наружных ран и было достаточно сил держаться на ногах  .
В Цусимском сражении, закончившемся поражением русской эскадры, потоплены десятки боевых кораблей, погибло более 5 тыс. матросов и офицеров, оказалось в плену более 6000 чел.

Отредактировано foxstrot (07-01-2008 23:42:05)

7

ЧИСЛЕННОСТЬ И ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ РУССКОГО ФЛОТА
На кораблях Тихоокеанского флота в составе экипажей находилось 34557 чел. (кроме того, в береговых подразделениях — 7667 чел.). Во всех боевых действиях на море пострадало 9365 чел. Из них погибло, утонуло, умерло от ран, отравлено газом и от невыясненных причин — 6511 чел. Об этом подробнее в очередной таблице  .
Из общего числа погибших в боевых действиях на море (6511) — убито, утонуло, сгорело, погибло от невыясненных причин 6 299 чел.; умерло от ран, контузий, ожогов, отравления газом 212 чел.Следовательно, из 42224 моряков, участвовавших в боях, на море и на суше, погибло около 8 тыс. чел. Из 539734 чел., принимавших участие в боях на суше, погибло около 31,5 тыс. чел.
Примечания.
1) В число кораблей и судов российского флота вошли корабли:
 1-й Тихоокеанской эскадры,
 Владивостокского отряда крейсеров,
 бригады подводных лодок,
 часть кораблей Сибирской флотилии,
 2-й Тихоокеанской эскадры, вместе с отрядом Небогатова.
2) Число японских кораблей взято на начало войны (в скобках показано количество кораблей к началу Цусимского сражения). Их потери неполные.
* В том числе в Порт-Артуре — 5543, на Сахалине — 88 и в Корее — 38.
** В том числе 12128 чел. умерло в госпиталях и скоропостижно.
При подведении окончательных итогов людских потерь авторы использованы материалы: Война с Японией. 1904-1905 гг. Санитарно-статистический очерк. — Пг, 1914; Козловский Н. Статистические данные о потерях русской армии от болезней и ранений в войну с Японией. 1904-1905 гг. — СПб, 1911; Кефели Я. И. Потери в личном составе русского флота в войну с Японией: Диссертация. — СПб., 1914; и др. Несмотря на то, что в них нет полного совпадения в подсчетах утрат, в целом они дают возможность подвести общий итог основным видам потерь русской армии и флота.
Итак, безвозвратные потери России в навязанной ей кровопролитной войне (с 27 января 1904 г. по 1 октября 1905 г. — день ратификации мирного договора) составили (погибло, умерло от ран и болезней, скоропостижно) 52500 солдат, матросов и офицеров. Санитарные утраты достигли 564,5 тыс. чел. Из них: ранеными и контужеными — 158,6 тыс. чел. (в том числе на флоте и его береговых подразделениях 6694 чел.), заболевшими — 405,9 тыс. чел. (из них поступило в лечебные заведения 358425 чел.).
Попало в плен более 74 тыс. офицеров и нижних чинов. Не вернулось из плена 1753 чел. Из них 1643 умерло от ран и болезней. Большая часть пропавших без вести погибла или оказалась в плену.
Русско-японское вооруженное противоборство в начале XX в. принесло неисчислимые бедствия воюющим сторонам. Людские и материальные потери Японии, как нападавшей стороны, не могли компенсировать приобретенные ею выгоды по Портсмутскому договору.
Японские и русские кладбища в Маньчжурии и под Порт-Артуром, в японских и русских городах, где содержались военнопленные, — немой укор правительствам Японии и царской России, бросившим в бойню сотни тысяч человеческих жизней. И в то же время в России видят в павших символ мужества, геройства, чести офицеров, солдат и матросов, исполнивших свой долг до конца. Память о героях далекой войны сохраняется в последующих поколениях.
Бережно относятся к захоронениям русских воинов и в стране — бывшем неприятеле — Японии. С большой заботой оберегают места павших и в Китае. Отвага и мужество, воинская честь — интернациональны. Они живут в веках, дают силы и вдохновение новым поколениям.
После непопулярной в народе войны, обнажившей многие пороки царского самодержавия, всей системы управления государством, Россия вступила на путь мирного развития. Но ее уже ждали новые потрясения, принесшие тяжелые страдания народу и большие человеческие жертвы.

8

ГЛАВА II
ПЕРВАЯ   МИРОВАЯ   ВОЙНА
(1914 — 1918 гг.)
ПОТЕРИ   РУССКОЙ  АРМИИ
Первая мировая война, начавшаяся 19 июля 1914 г., была порождена острыми противоречиями между главными капиталистическими государствами в ходе борьбы за рынки сбыта, источники сырья и сферы приложения капитала, а также за передел уже поделенного мира.
В последней четверти XIX в. молодые капиталистические страны — США и Германия сделали большой скачок в экономическом развитии и вышли на первое и второе места по выпуску промышленной продукции. Прежние лидеры капитализма — Англия и Франция были серьезно потеснены. Это еще больше обострило соперничество между империалистическими державами.
Важную роль за господство на мировом рынке играло обладание колониями, к началу XX в. в основном поделенными между главенствующими странами. Большая их часть принадлежала Англии и Франции. “Обделенными” оказались Германия, США и Япония, что породило у них стремление к силовому переделу мира.
Особенно активную борьбу за мировое господство вела Германия. На этой почве у нее возникли враждебные отношения с Англией, поскольку германские планы захвата новых земель сталкивались чаще всего с интересами Британской империи.
Противоречия между Германией и Францией сохранялись со времени франко-прусской войны 1870-1871 гг., когда немцы захватили французские провинции Эльзас и Лотарингию, богатые углем и железной рудой. Возникшая территориальная проблема с годами обострилась. К ней добавилось противоборство двух стран из-за Марокко: захватить территорию этого арабского государства на северо-западе Африки стремились и Франция, и Германия.
Главными источниками противоречий между Германией и Россией являлись несбалансированность торговых отношений (высокие германские пошлины на русское зерно, засилие германских товаров на российском рынке) и борьба за влияние в Турции.
Интересы России в Турецкой (Османской) империи затрагивались, в частности, строительством германскими фирмами Багдадской железной дороги  .
Между Россией и Австро-Венгрией также существовали крупные противоречия, связанные в основном с борьбой за господство на Балканах. Они резко усилились после аннексии австро-венгерской монархией в 1908 г. Боснии и Герцеговины.
Кроме этих главных противоречий, определивших состав группировок и расстановку сил в мире, существовали и другие столкновения государственных интересов по территориальным, экономическим, политическим, колониальным вопросам: между Англией и Францией — за влияние в Египте; Англией и Россией — интересы которых сталкивались в Иране, Афганистане, Тибете; Францией и Италией за обладание Тунисом; Турцией и Россией — главным образом по вопросу о черноморских проливах, к овладению которыми стремилась Россия; Англией и Турцией — за обладание Египтом и нефтеносными районами в Ираке; Австро-Венгрией и Италией — по территориальному вопросу и т. д.
Ухудшение в 70-х годах XIX в. русско-германских и обострение русско-австрийских отношений, которые были вызваны активными действиями России в поддержку национально-освободительного движения балканских народов (русско-турецкая война 1877-1878 гг.), привели к сближению Германии и Австро-Венгрии. В 1879 г. они заключили секретный договор о военном сотрудничестве двух стран. В 1882 г. к нему присоединилась Италия  , в связи с обострившимися у нее противоречиями с Францией, которая годом раньше захватила Тунис (последний входил в сферу влияния Рима). Так образовался Тройственный союз  , направленный против Франции и России.
В свою очередь Россия и Франция в ответ на создание австрогерманского блока заключили в 1891-1893 гг. франко-русский союз, который предусматривал совместные действия в случае войны Германии против Франции или Австро-Венгрии против России.
Великобритания, встревоженная усилением германских притязаний, заключила в 1904 г. соглашение с Францией, а в 1907 г. — с Россией, чтобы совместно противодействовать захватнической политике Германии.
Указанные соглашения (при наличии уже существовавшего франко-русского союза) завершили фактически создание военной коалиции Англии, Франции и России, которая получила название Тройственного согласия   или Антанты (от слова “антант” — согласие). Так сложились в преддверии войны две враждебные друг другу империалистические группировки. Обе они развернули активную дипломатическую борьбу за выгодную расстановку сил и вовлечение в коалиции новых союзников.
Следует отметить, что блоковая политика империалистических государств приводила к острым международным политическим кризисам, ставившим мир на грань войны. Такими были Марокканские кризисы 1905 г. и 1911 г.   и Боснийский кризис 1908-1909 гг.  , которые еще больше обострили отношения между обеими коалициями и явились определенными этапами на пути к первой мировой войне. Самый крупный общеевропейский кризис, ускоривший развязывание войны, был вызван Балканскими войнами 1912-1913 гг. 
И все же первопричиной подготовки и развязывания мировой войны 1914-1918 гг. явилось стремление Германской империи силой оружия установить свое господствующее положение в Европе и мире и, с другой стороны, решимость сторон Тройственного согласия (Антанты) не допустить подобного исхода. Ныне большая часть немецких историков согласна с этим общим выводом, что нашло наиболее четкое отражение в книге Ф.Фишера “Рывок к мировому господству”, изданной еще в 60-е годы XX в. 
Соединенные Штаты Америки не примыкали до начала войны ни к одной из европейских группировок, однако они внимательно следили за их созданием, а также за всеми изменениями в расстановке сил. Готовящееся военное противоборство между коалициями было выгодно правящим кругам США, поскольку привело бы к ослаблению европейских держав. А это, по расчетам американцев, облегчило бы им установление собственной мировой гегемонии, к чему давно стремились американские монополии.
Каждая из стран, входивших в тот или иной военный блок, наряду с выполнением общих коалиционных задач, преследовала в войне и собственные стратегические цели. Так, Германия стремилась разгромить главного соперника — Великобританию, лишив ее колоний; разбить Францию и закрепить за собой Эльзас и Лотарингию; нанести поражение Бельгии и Голландии и захватить колонии этих держав; ослабить Россию, отняв у нее Польшу, Украину и Прибалтику; подчинить своему влиянию Турцию и Болгарию и совместно с Австро-Венгрией прочно укрепиться на Балканах. А в конечном итоге — установить свое единоличное господство в Европе и на других континентах.
Великобритания хотела добиться (в основном руками Франции и России) устранения Германии как опасного конкурента и одновременно преследовала цель ослабить своих главных союзников (тех же Францию и Россию) за счет их кровопролитного противоборства с Германией и Австро-Венгрией на сухопутных фронтах. Одной из главных задач в ходе войны английские правящие круги считали сохранение их колониальной империи.
Франция мечтала добиться с помощью союзников, особенно России, полного разгрома Германии, вернуть Эльзас и Лотарингию, отстоять свои заморские и африканские владения.
Россия планировала сорвать австро-венгерскую экспансию против Сербии, Герцеговины и Боснии, овладеть Босфором и Дарданеллами и закрепить свои позиции на Балканах.
К началу боевых действий оба блока развернули миллионные армии и создали развитую военную промышленность. Однако, недооценивая экономические и военные возможности своих противников, обе стороны готовились в основном к скоротечной войне продолжительностью не более 6-8 месяцев. По этим соображениям полная мобилизация ресурсов для обеспечения военных нужд и потребностей участниками коалиции не предусматривалась.
Комплектование Вооруженных сил Франции, России, Германии и Австро-Венгрии происходило на основе всеобщей воинской повинности, позволявшей иметь значительные военно-обученные контингенты (см. таблицу 38). Английская армия первоначально комплектовалась путем найма добровольцев, однако в ходе войны вынуждена была ввести всеобщую воинскую повинность.
К 1914 г. Германия, опираясь на более мощную военную промышленность, значительно опередила своих противников в подготовке к войне. Германская армия была лучше вооружена. Она, в частности, обладала превосходством в тяжелой артиллерии (см. таблицу 38). Германский флот уступал только английскому (см. таблицу 39).
Франция и Россия далеко не завершили к 1914 г. подготовку к войне, поскольку существенное увеличение боевого состава армий и флотов планировалось ими к 1917-1918 гг. По этой причине российские военные ведомства до начала войны использовали всего около одной трети бюджетных средств, отпущенных на развитие вооруженных сил  .
Германия хотела воспользоваться выгодами, вытекавшими из отставания ее противников в подготовке к войне, поэтому стремилась как можно раньше начать военное столкновение между европейскими коалициями.
Одной из причин, по которой Германия стремилась к безотлагательному развязыванию войны в Европе, была также опасность лишиться своего главного союзника — Австро-Венгрии, поскольку император Австрии и король Венгрии Франц Иосиф I имел к тому времени очень преклонный возраст. Вот как обо всем этом писал русский историк А. А. Кереновский, проживавший во Франции, в книге “Мировая война”: “К 1918 году русская армия должна была технически сравняться с германской. Британский флот должен был стать вдвое сильнее германского флота. А дни престарелого Франца Иосифа в 1914 г. были уже сочтены. С его кончиной Германия теряла своего союзника (отход Австро-Венгрии от союза с Германией и ее преобразование в федеративное государство с сильным славянским уклоном были предрешены).
Германии приходилось либо отказаться от мечты о мировом господстве, либо ковать железо, пока оно было горячо, —иными словами, начать предупредительную войну”  .
Примечания.
а) В скобках показано количество строящихся кораблей;
б) В таблицу не включены наиболее устаревшие корабли перечисленных классов, а также броненосцы береговой обороны, канонерские лодки, минные заградители, малые вспомогательные корабли;
в) В состав английского флота включены крупные корабли австралийского и канадского флотов.

Убийство сербскими националистами наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараеве 15 июня 1914 г. явилось для германских военно-промышленных кругов удобным поводом для безотлагательного развязывания войны. Об этом свидетельствует, в частности, письмо статс-секретаря германского Министерства иностранных дел Г. Ягова своему послу в Лондоне в июле 1914 г. “В основном Россия сейчас к войне не готова, — говорилось в письме, — Франция и Англия тоже не хотят сейчас войны. Через несколько лет, по всем компетентным предположениям, Россия уже будет боеспособна. Тогда она задавит нас количеством своих солдат; ее Балтийский флот и стратегические железные дороги уже будут построены. Наша же группа, между тем, все более слабеет”  .
После сараевского инцидента германский император Вильгельм II настойчиво побуждал Австро-Венгрию начать против Сербии войну. При этом Германия обещала свою помощь в случае вмешательства в конфликт России. В результате достигнутой договоренности австро-венгерское правительство 10 (23) июля предъявило Сербии ультиматум, составленный в провокационном тоне, с явным расчетом на то, что он не будет принят.
Россия, как и другие державы Антанты, предложила Австро-Венгрии решить конфликт мирным путем. Тем более, что сербское правительство согласилось почти со всеми пунктами ультиматума. Однако германский император Вильгельм II твердо решил использовать сараевское убийство для развязывания войны. Поэтому Австро-Венгрия отказалась от улаживания инцидента дипломатическими средствами и 15 июля объявила Сербии войну. В тот же день австро-венгерские войска обстреляли Белград.
На границе с Россией Австро-Венгрия развернула к этому времени 8 полностью отмобилизованных армейских корпусов  . В создавшейся обстановке русское правительство 16 июля начало частичную мобилизацию, относящуюся только к пограничным с Австро-Венгрией военным округам (Киевский, Одесский) и двум внутренним (Московский, Казанский), которые были связаны с первыми единым мобилизационным планом. Что же касается трех северных военных округов (Варшавский, Виленский, Петроградский), предназначенных действовать против Германии (в случае войны), то в них не был призван ни один резервист. Тем не менее на другой день, 17 июля, германское правительство потребовало от России прекратить мобилизацию войск на русско-австрийской границе. Одновременно, как сообщил русский посол в Берлине, Кайзер Вильгельм II подписал декрет о мобилизации в германскую армию  .
Всем стало ясно, что избежать войны с Германией не удастся. Поэтому в тот же день, 17 июля царь Николай II подписал указ о всеобщей мобилизации. Используя это решение главы государства как предлог, Германия 19 июля объявила России войну. 21 июля война была объявлена Франции, а также Бельгии, отвергшей ультиматум о пропуске германских войск через свою территорию. Великобритания потребовала от Германии сохранения нейтралитета Бельгии, но, получив отказ, 22 июля объявила войну Германии. Так началась первая мировая война 1914-1918 гг., которая по количеству участников, а также по числу жертв и масштабам разрушений превзошла все другие войны, бывшие до того в истории человечества.
От момента официального начала войны и общей мобилизации до ввода в борьбу главных сил боевые действия воюющими сторонами велись в основном с целью прикрытия стратегического развертывания войск на театрах военных действий. На Западно-Европейском ТВД они носили характер наступления с ограниченными задачами, на Восточно-Европейском — характер разведывательных действий силами больших групп конницы.
К 4-6 августа Германия развернула в первом эшелоне 8 армий (около 1,8 млн. чел.), Франция — 5 (1,3 млн. чел.), Россия — 6 (свыше 1 млн. чел.), Австро-Венгрия — 5 армий и 2 армейские группы (свыше 1 млн. чел.). Уже осенью 1914 г. война охватила территории Европы, Азии и Африки. Главными сухопутными фронтами стали Западный (французский) и Восточный (русский). Основными морскими театрами военных действий являлись в то время Северное, Средиземное, Балтийское и Черное моря.
Вооруженные Силы России полностью завершили мобилизацию на 45-й день после начала войны. К 3 сентября было призвано из запаса нижних чинов, офицеров, врачей и классных чинов, казаков (3115 тыс. чел.) и ратников 1-го разряда (800 тыс. чел.) — всего 3 915 тыс. чел.   А если учесть, что численность Вооруженных сил России до объявления общей мобилизации составляла 1423 тыс. чел.  , то к середине сентября 1914 г. в рядах русской армии находилось 5338 тыс. чел.
Верховным главнокомандующим русской армии с началом войны был назначен великий князь Николай Николаевич (младший), начальником штаба Ставки — генерал Н. Н. Янушкевич. С 23 августа 1915 г. до 2 марта 1917 г. Верховным главнокомандующим являлся император Николай II, начальником штаба Ставки — генерал М. В. Алексеев. После февральской революции пост Верховного главнокомандующего занимали: М. В. Алексеев (19 марта — 21 мая) 1917 г.), А. А. Брусилов (22 мая — 19 июля 1917 г.), Л. Г. Корнилов (19 июля — 27 августа 1917 г.), А. Ф. Керенский (30 августа — 1 ноября 1917 г.), Н. Н. Духонин (1-9 ноября 1917 г.); после Октябрьской революции — член Петроградского Военно-революционного Комитета Н. Н. Крыленко (9 ноября 1917 г. — март 1918 г.).
В начале войны Россия развернула два действующих фронта и две отдельные действующие армии:
 Северо-Западный фронт — против Германии;
 Юго-Западный фронт — против Австро-Венгрии;
 Отдельная армия № 6 (Петроградская) — для охраны побережья Балтийского моря;
 Отдельная армия № 7 (Одесская) — для охраны побережья Черного моря.
С объявлением России войны со стороны Турции (октябрь 1914 г.) была сформирована Отдельная Кавказская армия, развернувшаяся в 1917 г. в Кавказский фронт (существовал с апреля 1917 г. по май 1918г.).
Осенью 1915 г., после отхода наших войск из Польши и Литвы, Северо-Западный фронт был разделен на два: Северный (состоял из армий, действовавших на путях к Петрограду, с присоединением к нему 6-й Отдельной армии); Западный (состоял из армий, действовавших на путях к Москве).
В связи с разгромом румынских армий германскими войсками в сентябре-ноябре 1916 г. и необходимостью оказать военную помощь и поддержку новому союзнику (Румыния вступила в войну на стороне Антанты в 1916 г.) решением правительства России был создан Румынский фронт (существовал с 24.11. 1916 г. до начала 1918 г.).
Таким образом, к 1917 г. русская армия сражалась на пяти фронтах: Северном, Западном, Юго-Западном, Румынском   и Кавказском.
Командующие союзными войсками:
Главнокомандующие французской армией: генерал (с 1916 г. — маршал) Ж. Жоффр; с декабря 1916 г. — генерал Р. Нивель; с 17 мая 1917 г. и до конца войны — генерал (с 1918 г. — маршал) А. Петэн.
Командующие английскими экспедиционными силами на Европейском ТВД: с августа 1914 г. фельдмаршал Дж. Френч; с декабря 1915 г. и до конца войны — генерал Д. Хейг.
Командующий бельгийской армией — король Альберт I.
Верховное командование войсками противника:
Главнокомандующим вооруженными силами Германии являлся император Вильгельм II. Фактически командовали войсками начальники Полевого Генерального штаба: с момента объявления войны — генерал X. Мольтке (младший); с 14 сентября 1914 г. — генерал Э. Фелькенхайн; с 29 августа 1916 г. — генерал-фельдмаршал П. Гинденбург.
Верховным главнокомандующим австро-венгерской армии являлся эрцгерцог Фридрих (с ноября 1916 г. — император Карл), начальником Генерального штаба — фельдмаршал Ф. Конрад фон Хетцендорф.

9

Молодца так держать.Где то видел иследование с доказательствами что Германия устроила нашу революцию чтоб убрать Россию из войны что впринципе и произошло.Если найдешь выкладывай

10

Спасибо буду писать дальше с удовольствием может и найдётся очень интересное для вас. :)

11

ХОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
КАМПАНИЯ 1914 г.
ПРОВАЛ СТРАТЕГИИ БЫСТРОТЕЧНОЙ ВОЙНЫ.
ПЕРЕХОД ОТ МАНЕВРЕННЫХ К ПОЗИЦИОННЫМ ФОРМАМ БОРЬБЫ НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ
На Западно-европейском театре первой начала военные действия Германия. Ее войска 20 июля оккупировали Люксембург, а 22 июля вторглись в Бельгию. Три правофланговые германские армии без особых затруднений сломили сопротивление бельгийских войск. При этом бельгийские крепости Льеж и Номпер быстро пали под огнем германской тяжелой артиллерии.
С 21 по 25 августа 1914 г. происходили ожесточенные бои между войсками французской и английской армий и наступавшими германскими войсками. В этих боях (Пограничное сражение) выявилось тактическое превосходство немцев. Обнаружилось, в частности, значительное их преимущество в умении вести встречные бои. Сказалось также наличие в германской армии легких гаубиц и большого количества тяжелых орудий. Использование пулеметов в немецкой армии тоже было поставлено выше, чем во французской.
Используя первоначальные успехи в Пограничном сражении, германская армия начала решительное преследование отходивших на Париж и Верден французских армий, стремясь обойти их левый фланг. 4 сентября германские войска были уже в 17 км от Парижа. Но перед этим войска русского Северо-Западного фронта (командующий генерал Я. Г. Жилинский, начальник штаба генерал В. А. Орановский), не закончив сосредоточения, 4-7 августа по требованию французского генштаба вторглись в Восточную Пруссию, хотя они еще не были готовы к наступлению.
В создавшейся ситуации германское командование перебросило в Восточную Пруссию часть сил с Запада (2 армейских корпуса и 1 кавалерийскую дивизию). Воспользовавшись этим, французская армия нанесла контрудар по ослабленным немецким войскам и приостановила их натиск на парижском направлении. Последовавшее затем сражение на Марне (6-9 сентября) было выиграно французами.
Стремление обеих сторон к охвату северного фланга противника привело к удлинению фронта до Ла-Манша. Высадившиеся новые английские экспедиционные силы успели организовать оборону. Попытки германской армии прорваться к Кале (на берегу Дуврского пролива) и угрожать Англии встретили самое упорное сопротивление англичан (сражение во Фландрии). После этих боев обе стороны зарылись в землю, укрепились и война на Западном театре приобрела позиционный характер.
На Восточном (русско-германском) фронте две русские армии, вторгшиеся в Восточную Пруссию, потерпели поражение (см. схему III). В ходе сражений 2-й русской армии (командующий генерал А.В.Самсонов) под Танненбергом (26-30 августа) и у Мазурских озер (8-11 сентября) полтора русских армейских корпуса были окружены и взяты в плен. Затем была разбита и отброшена за пределы Восточной Пруссии 1-я армия генерала П. К. Ренненкампфа. Обе армии потеряли в общей сложности 250 тыс. солдат и офицеров (убитыми, ранеными, попавшими в плен и без вести пропавшими) и большое количество вооружения  .
Главными причинами разгрома русских войск являлись их неготовность к переходу в наступление и неудовлетворительное руководство боевыми действиями командующего фронтом Я. Г. Жилинского.
Несмотря на неудачу Восточно-Прусской наступательной операции она позволила союзным армиям добиться важных стратегических результатов, явилась одной из причин поражения германской армии в Марнском сражении в начале сентября 1914 г. Об этом факте напомнил в одном из своих выступлений накануне Второй мировой войны Ллойд Джордж, являвшийся в 1916-1922 гг. английским премьер-министром: “Идеалом Германии является и всегда была война, быстро доводимая до конца... В 1944 году планы были составлены точно с такой же целью, и она чуть-чуть не была достигнута, если бы не Россия... Если бы не было жертв со стороны России в 1914 г., то немецкие войска не только захватили бы Париж, но их гарнизоны по сие время находились бы в Бельгии, и во Франции”  .
На русско-австрийском фронте силы противников были более или менее равны, но австро-германская армия была все же слабее оснащена технически, чем германская, и имела много солдат из национальных меньшинств, ненадежных для австрийской монархии. В этих условиях русская армия, потерпев вначале ряд крупных неудач, выиграла в целом Галицийское сражение (август-сентябрь 1914г.), заняла Восточную Галицию и оттеснила австрийцев к Карпатам (см. схему IV).
Турция в начале войны заявила о своем нейтралитете (21 июля), готовясь в удобный момент выступить на стороне Центральных держав. Поощряя ее захватнические устремления на Кавказе, Германия 28 июля послала на Черное море для поддержки турецкого флота линейный крейсер “Гебен” и легкий крейсер “Бреслау”.
Военные действия Турции против России начались внезапно, без объявления войны, когда турецкие и германские корабли под командованием немецкого адмирала Сушона 16 октября обстреляли Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. При этом в одесской гавани была потоплена русская канонерская лодка “Донец”  . В ответ на открыто враждебные действия германо-турецкого флота Россия 20 октября (2 ноября), а вслед за ней Англия (5 ноября) и Франция (6 ноября) объявили Турции войну. Это повлекло за собой возникновение Ближневосточного ТВД с Кавказским, Дарданельским, Сирийским, Палестинским и Месопотамским фронтами.
После провозглашения Турцией 29 октября “священной войны” против держав Антанты ее сухопутные войска (всего около 800 тыс. чел.) были развернуты в следующих местах: 1-я, 2-я и 5-я армии — в районе проливов, 3-я — в турецкой Армении, 4-я — в Сирии и Палестине, 6-я — в Месопотамии. Верховным главнокомандующим турецких вооруженных сил номинально числился султан Мехмед V, но фактически им был военный министр Энвер-паша. Начальником главного штаба являлся германский генерал Ф. Бронзарт фон Шеллендорф.
Россия с началом турецкой “священной войны” выдвинула на границу с Турцией Кавказскую армию (командующий генерал И. И. Воронцов-Дашков, начальник штаба генерал А. 3. Мышлаевский), насчитывавшей 170 тыс. чел., 350 орудий. С 25 октября войска армии действовали с переменным успехом против 3-й турецкой армии (129 тыс. чел., 271 орудие) на эрзерумском направлении.
В декабре турки перешли в наступление, но в ходе Саракамышской операции (9 декабря 1914 — 5 января 1915 г.) были разгромлены. Их потери только убитыми, замерзшими и пленными составили 90 тыс. чел. Обнаружилось также более 20 тыс. дезертиров  . В качестве трофеев было захвачено победителями свыше 60 орудий.
Русские войска потеряли более 26 тыс. чел. убитыми, ранеными, больными и обмороженными  .
В итоге кампании 1914 г. ни одна из сторон не добилась первоначально поставленных целей. Германский план молниеносного разгрома противника сначала на Западе, а затем на Востоке потерпел крушение.

12

КАМПАНИЯ 1915 г.
СРЫВ ГЕРМАНСКОГО ПЛАНА ВЫВОДА РОССИИ ИЗ ВОЙНЫ
Несмотря на провал кайзеровских планов в предыдущей кампании, германское командование не отказалось от расчетов на быстрое окончание войны. Правда, недостаток сил не позволял немцам наступать одновременно на двух фронтах — на Западном и Восточном. Поэтому было принято решение: обороняясь на Западе, направить в 1915 г. главный удар против России с целью вывести ее из войны заставить заключить выгодный для Германии мир, а после этого всеми силами разгромить противника на Западе. Такая очередность действий была обусловлена еще и тяжелым положением Австро-Венгрии, которая потерпела ряд поражений в Галиции и Сербии и нуждалась в срочной помощи от своей старшей союзницы. Таким образом, основная тяжесть войны в 1915 г. ложилась в рядах Антанты на русскую армию, которой предстояло наступать одновременно в Восточной Пруссии и на Карпатах.
Германское командование задумало упредить русское наступление. С этой целью из района Восточной Пруссии началась 25 января наступательная операция 10-й и 8-й германских армий с целью разгрома 10-й русской армии. Однако решительной победы немцы не достигли, хотя им удалось окружить и уничтожить в районе Минска один русский корпус. Основные же силы 10-й армии отошли к 13 февраля на рубеж Ковно, Осовец. Не дал успеха и удар германских войск в районе Прасныша (Праснышская операция) против 12-й и 1-й русских армий. Более того, русские войска нанесли ряд контрударов по противнику и к концу марта отбросили его к границе. В результате германский план глубокого обхода правого фланга русского фронта провалился.
На южном крыле Восточного фронта русское командование в январе начало Карпатскую операцию, проходившую зимой в тяжелых условиях. Ценой больших потерь русские войска несколько потеснили противника, но значительных успехов не достигли. И все же 9 марта сдалась осажденная ими австрийская крепость Перемышль. Весть об этом облетела весь мир. В плен попало 9 генералов, 2500 офицеров и 120 тыс. солдат противника. Было взято 900 орудий. Антанта еще не знала таких побед. Но к 29 марта русское наступление прекратилось из-за недостатка сил, боеприпасов и вооружения.
Наиболее тяжелым и опасным для русской армии событием на Восточном фронте явился Горлицкий прорыв австро-германских войск 19 апреля 1915 г. общим направлением на Львов. Противник преследовал цель разгромить войска Юго-Западного фронта (командующий генерал Н. И. Иванов) и овладеть Галицией. Прорыв осуществлялся на узком участке фронта в 35 км силами специально созданной для этого германской армией под командованием генерала А. Макензена. В нее вошли, кроме австрийских войск, три ударных германских корпуса, переброшенные с французского фронта. Превосходство противника над русскими войсками здесь составляло: 2-кратное — по пехоте, 5-кратное — по артиллерии (по тяжелым орудиям — 40-кратное). Например, только против 10-го русского корпуса, на который обрушился главный удар немцев, они выставили 50 тяжелых орудий, не считая многих сотен полевых. А во всей 3-й русской армии (командующий генерал Д. Р. Радко-Дмитриев), состоявшей из семи корпусов и державшей фронт в 200 км, было всего четыре тяжелых орудия. К тому же артиллеристы 3-й армии в ответ на шквальный огонь противника могли выпустить не более 5-10 снарядов в день на орудие. Командир 29-го корпуса генерал Д. П. Зуев в телеграмме военному министру сообщил: “Немцы вспахивают поля сражений градом металла и равняют с землей всякие окопы и сооружения, заваливая часто их защитников землей. Они тратят металл, мы — человеческую жизнь! Они идут вперед, окрыленные успехом, и потому дерзают, мы ценою тяжких потерь и пролитой крови, лишь отбиваемся и отходим. Это крайне неблагоприятно действует на состояние духа у всех”  .
Недостатки в снабжении армии проистекали в основном из-за плохой подготовленности к войне, безответственности руководителей военного ведомства, мошенничества различных чиновников и подрядчиков. “Все мерзавцы кругом! — возмущался царь еще в начале 1915 г.,— сапог нет, ружей нет — наступать надо, а наступать нельзя”  .
Одновременно с прорывом в районе Горлице немцы нанесли удары на северном фланге Восточного фронта: 14 апреля специально созданная группа войск под командованием генерала Гельвица начала наступление из района Тильзита (Восточная Пруссия); через десять дней она захватила Либаву (Лиепая) и одновременно вышла к Шавли и Ковно (Каунас).
В конце июня — начале июля 1915 г. германские и австрийские войска двинулись в наступление по всему фронту. Развернулась трехмесячная тяжелая битва. Русские армии повсюду оказывали самое упорное сопротивление, поэтому противник продвигался очень медленно, с частыми задержками и вынужденными перегруппировками войск.
В целях достижения успеха враг не останавливался перед попранием законов и обычаев войны, пустив в дело отравляющие газы. На Восточном фронте немецкое командование впервые применило их в январе 1915 г., обстреляв позиции русских войск химическими снарядами.
В мае того же года немцы приступили к газобалонным атакам, в результате которых в полосе обороны 2-й армии получили тяжелое отравление и умерли более 1000 русских солдат и офицеров.
Под натиском превосходящих сил противника весной и летом 1915 г. русским войскам пришлось оставить Галицию, Польшу и часть Прибалтики. В конце сентября они закрепились на рубеже Рига, Двинск, Барановичи, Пинск, Луцк, Дубно и далее на юг до румынской границы, имея непрерывный фронт протяженностью более 1300 км. После этого война на Восточном фронте (как и на Западном в конце 1914 г.) приобрела позиционный характер. Замысел германского командования вывести Россию из войны не удался.
На франко-германском фронте крупных операций в 1915 г. не было. Обе стороны готовились к решительным действиям в 1916 г., лихорадочно развертывая мобилизацию промышленности и усиливая техническое оснащение армий. Вся тяжесть борьбы была возложена в это время на русскую армию. Ее вынужденное отступление, а также попытки германской дипломатии завязать с Россией переговоры о сепаратном мире вызвали беспокойство союзников и заставили их подумать о согласовании военных действий с целью оказания военной помощи русским. Для этого 7 июля был создан межсоюзнический военный совет в Шантийи  . Однако реальной помощи от союзников Россия ни в 1915 г., ни в последующие годы не получила.

13

КАМПАНИЯ 1916 г.
БОИ ПОД ВЕРДЕНОМ.
НАСТУПЛЕНИЕ РУССКИХ ВОЙСК В ГАЛИЦИИ (БРУСИЛОВСКИЙ ПРОРЫВ)
К началу 1916 г. общая обстановка для Германии складывалась неблагоприятно. Резко ухудшилось ее экономическое положение. Соотношение сил на фронтах было не в пользу центральных держав (286 дивизий германского блока против 365 стран Антанты). В этих условиях германское командование решило главный удар перенести на Запад, где создалась серьезная угроза со стороны окрепших армий Франции и Англии (английская армия, например, за 1915 г. увеличилась на 1280 тыс. чел.). Но недостаток сил не позволял Германии предпринять общее наступление на всем Западном фронте, поэтому было решено нанести мощный удар в районе Вердена, который являлся опорой всего французского фронта. Германское командование рассчитывало перемолоть здесь резервы французской армии и нанести ей поражение. В случае успеха немцев в районе Вердена расстраивалась вся система французской обороны и открывался путь на Париж.
Страны Антанты на очередной межсоюзнической конференции в Шантийи (в конце 1915 г.) наметили нанести летом 1916 г. согласованные удары на всех основных фронтах. В целях упрочения Западного фронта французское правительство предложило военному руководству России направить во Францию 400 тыс. своих солдат в обмен на недостающие в войсках винтовки и снаряды. Русское командование в начале отрицательно отнеслось к этому предложению, но во имя сохранения “добрых” союзнических отношений согласилось направить на Западный фронт морем, через Владивосток, две особые бригады (1-ю и 2-ю), численностью 10,5 тыс. чел. каждая. В апреле-июне они прибыли к месту назначения и участвовали в военных действиях. Французское руководство добилось согласия пра вительства России на отправку во Францию еще 5 бригад. Две из них (3-я и 4-я) уже в августе — октябре находились на Западном ТВД. Однако в связи с резким ухудшением осенью 1916 г. оперативной обстановки на южном крыле Восточного фронта русское командование отказалось от дальнейшей отправки своих войск во Францию. Весной 1917 г. туда направили лишь артиллерийскую бригаду и инженерно-саперный батальон.

В октябре-ноябре 1916 г. 3-я и 4-я русские бригады были переброшены из Франции на Солоникский фронт и участвовали в боях на Монастырском направлении  .
В ходе Верденской операции, начатой 8 февраля, германское командование, несмотря на огромные усилия и потери, не достигло поставленной цели. Французы сумели удержать фронт, а предпринятая русским командованием 5-7 марта Нарочская операция заставила немцев прекратить в марте атаки под Верденом. Не принесли им успеха и новые попытки овладеть крепостью в апреле и мае. В дальнейшем, в связи с крупными наступательными операциями русских армий на Восточном фронте и англо-французских войск на Сомме, немцы под Верденом перешли к обороне. А французские войска, начавшие здесь в октябре-декабре наступление, почти полностью восстановили первоначальное положение.
Наибольших оперативных успехов в 1916 г. добился русский Юго-Западный фронт (командующий генерал А. А. Брусилов, начальник штаба генерал В. Н. Клембовский), который в период с 22 мая по 31 июля) прорвал австро-германский фронт от Луцка до Черновцов и продвинулся на 60-150 км (см. схему V). Это хорошо подготовленное наступление русских войск (“Брусиловский прорыв”) явилось крупным достижением военного искусства, доказавшим возможность преодоления позиционной обороны и сыгравшим большую роль в исходе кампании  .
Русские войска нанесли невосполнимые потери австро-венгерской армии — свыше 1 млн. убитыми и ранеными, более 400 тыс. пленными, было захвачено 581 орудие, 1795 пулеметов, 448 бомбометов и минометов. Освобождена от войск противника территория более чем в 25 тыс. кв. км. Таких результатов не достигала ни одна наступательная операция союзников в 1915, 1916 и 1917 гг. Однако возросшее сопротивление австро-германских войск в связи с полученными крупными подкреплениями с других фронтов, отсутствие у Брусилова резервов и несогласованность действий соседнего Западного фронта не позволили командованию Юго-Западного фронта развить достигнутый успех и оно вынуждено было в сентябре прекратить наступление. Потери русских войск составили 500 тыс. чел.
Следует сказать, что стратегические результаты русского наступления в Галиции (оно началось по просьбе союзников на 11 дней раньше намеченного срока с целью предотвратить разгром итальянской армии) оказались очень крупными и с общесоюзнической точки зрения: во-первых, итальянская армия была спасена, так как австро-венгерская сторона вынуждена была прекратить свое наступление в Италии и перебросить против России до 15 дивизий; во-вторых, положение французской армии тоже было сильно облегчено, так как немцы в срочном порядке перебросили в район Галиции с французского фронта 18 дивизий и четыре вновь сформированные резервные дивизии из самой Германии; в-третьих, положение союзников на Солоникском фронте тоже значительно облегчилось, поскольку оттуда были направлены против России 3,5 германских дивизий и 2 лучших турецких дивизии; в-четвертых, новое решительное поражение австро-венгерских армий вынуждало Германию усиливать постоянную поддержку своего союзника, близкого к окончательному крушению.
Под влиянием успехов русского Юго-Западного фронта Румыния в августе 1916 г. вступила в войну на стороне Антанты. Ее армия насчитывала почти 400 тыс. чел. Образовался Румынский фронт (см. схему VI). Около месяца румынские войска наступали, взаимодействуя с 9-й армией Брусиловского фронта. Но в конце сентября — в октябре австро-германские войска перешли в контрнаступление. Румынская армия потерпела поражение и вынуждена была оставить Бухарест. Для оказания помощи и поддержки нового союзника русскому командованию пришлось перебросить на Румынский фронт крупные силы (35 пехотных и 13 кавалерийских дивизий), что отрицательно сказалось на общем положении других фронтов. К концу 1916 г. русско-румынские войска закрепились на оборонительных позициях от Фокшан до устья Дуная.
На Азиатско-Турецком театре военных действий в результате Эрзурумской, Трапезундской, Эрзинджанской и Очкотской операций русские войска овладели Эрзурумом, Трапезундом и Эрзинджаном. Эти операции имели решающее значение для всего Азиатско-Турецкого ТВД, поскольку к осени 1916 г. против русской армии действовало 27 турецких дивизий, а против англичан в Сирии и Месопотамии — 18. К тому же боевые действия англичан в Месопотамии были неудачными. Окруженные с конца 1915 г. в районе Кут-Эль-Амары английские войска 15 апреля 1916г. капитулировали.
Кровопролитные сражения кампании 1916 г. не привели к осуществлению военных планов сторон, но стратегическая инициатива перешла в руки Антанты. Германское командование вынуждено было, вследствие недостатка сил, перейти на всех фронтах к стратегической обороне.
Истощение военно-экономического потенциала воюющих государств и назревавший революционный кризис (особенно в России, где в 1916 г. сложилась непосредственная революционная ситуация) требовали от империалистических правительств окончания войны. Определенные круги Германии и России через нейтральные государства и частных лиц предпринимают попытки начать переговоры о мире. Хотя царь Николай II и его ближайшее окружение решительно отвергли эти закулисные маневры.

14

КАМПАНИЯ 1917 г.
НАСТУПЛЕНИЕ АНТАНТЫ. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ВЫХОД РОССИИ ИЗ ВОЙНЫ
К началу кампании 1917 г. стороны имели: Антанта — 425 дивизий (21 млн. чел.), Центральные державы — 331 дивизию (10 млн. чел.)  . В апреле 1917 г. в войну на стороне Антанты вступили США. Основные положения плана предстоящей кампании союзники приняли 15-16 ноября 1916 г. на 3-й конференции в Шантийи и уточнили в феврале 1917 г. в Петрограде. План предусматривал проведение в начале года частных операций на всех фронтах для удержание стратегической инициативы, а летом 1917 г. — переход в общее наступление на Западно-Европейском и Восточно-Европейском театрах в целях окончательного разгрома Германии и АвстроВенгрии.
Германское командование решило отказаться от наступательных операций на суше и сосредоточить главное внимание на ведение “неограниченной подводной войны”. Оно полагало, что таким путем удастся в течение полугода нарушить экономическую жизнь Великобритании и вывести ее из войны.
В течение февраля-апреля 1917 г. германские подводные лодки уничтожили свыше 1000 торговых судов союзных и нейтральных стран общим тоннажем 1752 тыс. т. К середине 1917 г. Великобритания потеряла около 3 млн. т общего тоннажа своего торгового флота. Англичане оказались в тяжелом положении, так как могли восполнить потери только на 15 %, чего было недостаточно для необходимого им экспорта и импорта. Однако к концу 1917 г., после организации усиленной защиты морских сообщений и создания различных средств противолодочной обороны, Антанте удалось снизить потери торговых судов. “Неограниченная подводная война” не оправдала надежд германского командования, а продолжавшаяся блокада англичанами самой Германии вызвала острую нехватку продовольствия в стране.
Русское командование во исполнение общего плана кампании провело 23-29 декабря 1916 г. Митавскую наступательную операцию с целью отвлечь часть сил с Западно-Европейского театра. Царское правительство и Ставка продолжали неукоснительно выполнять свои союзнические обязательства и делать все возможное, чтобы не допустить разгрома немцами англо-французских войск. В противном случае России пришлось бы одной сражаться со всей германской коалицией. А вот Англия и Франция с их эгоистической политикой не проявляли такого же “рыцарства” по отношению к своему восточному союзнику. Зато их требования к России — все больше и больше восполнять нехватку оружия и боеприпасов людскими ресурсами (“пушечным мясом”) — не прекращались весь период ее участия в войне. Это создавало антисоюзнические настроения в армии, углубляло антиправительственный кризис.
27 февраля 1917 г. в России произошла февральская буржуазно-демократическая революция. Царское самодержавие было свергнуто. К власти пришло буржуазное Временное правительство во главе с А. Ф. Керенским, которое, выражая интересы российских капиталистических кругов, продолжало войну. Обманув солдатские массы обещаниями скорого достижения мира, Временное правительство начало в июне наступательную операцию Юго-Западного фронта, окончившуюся неудачей.
Далее события развивались следующим образом. К лету 1917 г. с помощью России была восстановлена боеспособность румынской армии, а в июле-августе русско-румынские войска в Мэрэшештском сражении сорвали попытку немцев прорваться на Украину, отбросив их на исходные позиции (см. схему VII). После этого германское командование развернуло наступление в Прибалтике с целью отторгнуть ее от России и создать угрозу Петрограду. В ходе Рижской наступательной операции 19-24 августа 1917 г. противнику удалось прорвать оборону русских войск и овладеть Ригой. Дальнейшее его продвижение было остановлено благодаря стойкости солдат 12-й армии Северо-Западного фронта.
Во время Моонзундской операции германского флота 19 сентября — 6 октября противник прорвался в Рижский залив и захватил острова Моонзундского архипелага. В боях с превосходящими силами немцев моряки Балтийского флота уничтожили 10 эсминцев и 6 тральщиков. 16 кораблей противника, в том числе 3 линкора, было повреждено.
25 октября 1917 г. в России совершилась Великая Октябрьская социалистическая революция, в которой пролетариат в союзе с беднейшим крестьянством под руководством большевистской партии сверг диктатуру буржуазии и помещиков и установил власть Советов. Было образовано Советское правительство во главе с В.И. Лениным, которое сразу обратилось ко всем воюющим державам с предложением о заключении справедливого демократического мира без аннексий и контрибуций. Ввиду отказа Антанты и США принять это предложение Правительство Советской республики вынуждено было без их участия заключить 2 декабря перемирие с германской коалицией и приступить к мирным переговорам.
Неделей раньше, 26 ноября, перемирие с Германией и АвстроВенгрией заключило правительство Румынии.
В наступлении союзников на Западном театре, проводившемся с целью прорыва германских укрепленных позиций на территории Франции, участвовало 6 французских и 3 английских армии (100 пехотных и 10 кавалерийских дивизий), свыше 11 тысяч орудий и минометов, около 1 тыс. самолетов, 200 танков. Началось оно в разные сроки: 9 апреля — в районе Арраса, 12 апреля — у Сен-Кантена, 16 апреля — в районе Реймса и продолжалось до 20-28 апреля, а на некоторых участках — до 5 мая. В наступлении на р. Эна участвовала русская бригада, находившаяся во Франции с 1916 г. Операция окончилась полной неудачей. Потеряв до 200 тыс. человек, союзные войска не смогли прорвать фронт противника.
Кампания 1917 г. не принесла ожидаемых результатов ни одной из воюющих сторон. Октябрьская революция в России и отсутствие согласованных действий союзников сорвали стратегический план Антанты, рассчитанный на разгром австро-германского блока. Германии удалось отразить удары противников, но ее планы одержать победу путем “неограниченной подводной войны” оказались нереальными. Войска коалиции Центральных держав были вынуждены перейти к обороне. Позиционный тупик на фронтах стал повсеместным явлением. Важнейшим политическим итогом кампании 1917 г. явился раскол единой мировой капиталистической системы и образование первого в мире социалистического государства.

15

КАМПАНИЯ 1918 г.
ПОСЛЕДНИЕ СРАЖЕНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.
КАПИТУЛЯЦИЯ ГЕРМАНИИ
В 1918 г. внутреннее положение воюющих государств, особенно германского блока, все более ухудшалось. Германия переживала сильнейший экономический кризис: сырья не хватало, производство промышленной продукции катастрофически падало, население голодало. Союзники Германии находились в еще худших условиях.
Экономика стран Антанты, несмотря на переживаемые трудности, оказалась более устойчивой. Там больше, чем у противника, производилось военной техники, в том числе самолетов, было налажено массовое производство танков. Кроме того, Антанта пользовалась экономической помощью США. В военном отношении страны Антанты, имея 274 дивизии (без России), располагали к началу 1918 г. приблизительно равными силами с германским блоком, у которого имелось около 284 дивизий (не считая 86 дивизий на Восточном фронте и 9 дивизий на Кавказе). Правда, к 1 марта в Европе высадилось уже более 300 тыс. американских солдат и офицеров, и они продолжали прибывать (примерно по 7 тыс. чел. ежедневно).
Исходя из складывающейся ситуации, германское командование не могло рассчитывать на длительное ведение боевых действий. Ему необходимо было разгромить живую силу Антанты до полного сосредоточения и вступления в войну американских войск. Поэтому, заключив 3 марта Брестский мир с Советской Россией, оно наметило в том же месяце нанести решающее поражение английским войскам, вывести Англию из войны и добиться выгодного мира. В это же время оно вместе с Австро-Венгрией держало около 800 тыс. войск на Востоке, из них до 500 тыс. чел. было брошено на оккупацию Украины, Прибалтики и Белоруссии. Германия фактически по-прежнему продолжала войну на двух фронтах, что явилось одной из причин неотвратимости ее поражения.
Англо-Французское командование не предполагало вести активные действия до прибытия в Европу достаточного количества американских войск и намечало окончательно разгромить Германию только в 1919 г., ограничившись в 1918 г. частными операциями.
Характерной особенностью кампании 1918 г. являлась борьба германской коалиции и Антанты против Советской России. Обе группировки, каждая со своими целями, предприняли военную интервенцию против молодой Республики Советов.
Для достижения поставленных целей в кампании 1918 г. германское командование провело в марте — июле на Западном театре четыре наступательные операции, создавая всякий раз значительное превосходство в силах. Самым грозным для союзников являлся удар немцев в Пикардии (8 марта — 21 марта), когда оборона англичан была прорвана уже в самом начале наступления. Командование союзников оценило возникшую обстановку столь опасной, что английские войска уже готовились к эвакуации в Англию, а французское правительство намеревалось переехать в Бордо. И только переброшенные сюда крупные резервы спасли положение. Стратегические цели наступления немцев достигнуты не были. Безрезультатными оказались и последующие их операции в районе рек Лис, Эна и Марна. Планы германского командования рухнули, ему не удалось разгромить вооруженные силы Антанты. Силы Германии иссякли, поскольку в весенне-летних сражениях 1918 г. ею было потеряно 800 тыс. чел. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки союзников.
К 9 сентября под давлением англо-французских армий германские войска отошли на позиции с которых они начали свое наступление весной 1918 г. 12-15 сентября успешное наступление провела в районе Сен-Мийеля первая американская армия генерала Дж. Першинга. А 26 сентября началось общее наступление союзных войск на всем 420-километровом Западно-Европейском фронте силами 202 дивизий при 21 тыс. орудий против 187 ослабленных дивизий противника. В первые же дни наступления фронт немцев был прорван. Это вызвало растерянность германского командования, которое оценило положение Германии как безнадежное. В ночь на 22 ноября германское правительство направило ноту президенту США В. Вильсону с просьбой о перемирии.
Кампания 1918 г., являвшаяся последней попыткой Германии добиться благоприятного исхода войны, окончилась полным ее поражением. Осенью германский блок начал разваливаться. После прорыва 15 сентября союзников на Солоникском фронте Болгария подписала 29 сентября документ о перемирии. 30 октября, после поражения турецких войск в Палестине, было заключено Мудросское перемирие с Турцией. После прорыва 27 октября итальянскими войсками австро-венгерского фронта перемирие подписала 20 октября Австро-Венгрия.
В Германии нарастали революционные события, на развитие которых большое влияние оказывала победа Октябрьской революции 1917 г. в России. 17 октября 1918 г. началось восстание матросов в Вильгелмсхафене, через три дня произошло Кильское восстание в германском флоте, которое быстро распространилось на Гамбург, Любек и другие города. 26 октября революционные рабочие и солдаты свергли германскую монархию. Антанта, опасаясь дальнейшего развития революции в Германии, заключила с ней 11 ноября Компьенское перемирие. В соответствии с его условиями Германия признала себя побежденной, ее армия разоружалась, немецкие войска выводились со всех оккупированных территорий. Рейнская область Германии была занята союзными войсками, а в последующем объявлена демилитаризованной зоной.
Таким образом первая мировая война закончилась поражением Германии и ее союзников. После заключения Компьенского перемирия державы победительницы приступили к разработке планов послевоенного “урегулирования”. Парижская мирная конференция 1919— 1920 гг. подготовила договоры с побежденными странами. Были подписаны: Версальский мирный договор с Германией (28 июня 1919 г.), Сен-Жерменский мирный договор с Австрией (10 сентября 1919 г.), Нейинский мирный договор с Болгарией (27 ноября 1919 г.), Трианонский мирный договор с Венгрией (4 июня 1920 г.), Севрский мирный договор с Турцией (10 августа 1920 г.). Конференция приняла решение об учреждении Лиги наций и одобрила ее устав, который вошел составной частью в пакет мирных договоров. Германия и ее бывшие союзники были обязаны платить большие репарации и существенно ограничить свои вооруженные силы.
Они лишились также значительной территории, что было связано с перекраиванием карты мира в интересах победителей (изменение межгосударственных границ, передел колоний, образование новых государств). Ниже приводятся данные обо всех территориальных изменениях после окончания войны.
Примечание. Все приведенные таблицы взяты из книги: Россия в мировой войне 1914-1918 гг. (в цифрах). — М., 1925, с. 89-90.
Многие территориальные приобретения, указанные в таблицах, оказались недолговечными и были утрачены их владельцами, в результате второй мировой войны (1939-1945 гг.). Большие территориальные изменения произошли в ходе ликвидации мировой колониальной системы. Не мало новых государств появилось на карте мира после распада СССР, Чехословакии и раздела Югославии.
Первая мировая война длилась 4 года, три месяца и 10 дней (с 1 августа 1914 г. по 11 ноября 1918 г.), охватив 38 стран с населением свыше 1,5 млрд. человек. В государствах Антанты было мобилизовано около 45 млн. чел., в коалиции Центральных держав — 25 млн., а всего — 70 млн. чел. Следовательно наиболее работоспособная часть мужской половины жителей была изъята из материального производства и брошена на взаимоистребление ради империалистических интересов. К концу войны численность армий увеличилась (по сравнению с мирным временем): в России — в 8,5 раза, во Франции в 5, в Германии в 9, в Австро-Венгрии — в 8 раз.
В России было мобилизовано в вооруженные силы около 16 млн. чел., то есть свыше одной трети всех поставленных под ружье в странах Антанты и у ее союзников.
В июне 1917 г. из 521 дивизии, которыми располагала Антанта, 288 (55,3 %) были русскими. Количество мобилизованных в Германии достигло 13 млн. 250 тыс. чел., что составляло свыше половины мобилизованного контингента в коалиции Центральных держав. В июне 1918 г. из 361 дивизии этого блока 236 (63,4 %) являлись германскими. Большая численность армий привела к образованию обширных фронтов, общая протяженность которых достигала 3-4 тыс. км.
Война потребовала также мобилизации всех материальных ресурсов, показав тем самым решающую роль экономики в ходе вооруженной борьбы. Промышленность воюющих держав дала фронту миллионы винтовок, свыше 1 млн. ручных и станковых пулеметов, более 150 тыс. артиллерийских орудий, 47,7 млрд. патронов, свыше 1 млрд. снарядов, 9200 танков, около 182 тыс. самолетов (см. таблицу 46). За годы войны число тяжелых артиллерийских орудий увеличилось в 8 раз, пулеметов — в 20 раз, самолетов — в 24 раза.
С первых дней войны возникла потребность в большом количестве различных материалов — леса, цемента и т. п. Только одной колючей проволоки было израсходовано около 4 млн. т.
В 1917 г. на нужды войны работало: в России — 76 % рабочих, во Франции — 57 %, в Великобритании — 46 %, в США — 31,6%, в Германии — 58 %. Но промышленность большинства воевавших держав не могла обеспечить потребности своих армий в вооружении и других видах снабжения. Так, Россия вынуждена была заказывать оружие, боеприпасы, обмундирование, паровозы, уголь и некоторые виды стратегического сырья в США, Великобритании, Франции, Швеции, Японии и др. странах. Хотя за годы войны русская армия получила от стран-подрядчиков лишь малую долю от общей потребности в вооружении: винтовок — 30 %, винтовочных патронов менее 1 %, орудий разных калибров — 23 % , снарядов к ним — 20 %.
Рост военного производства воюющих стран был достигнут в основном за счет мирных отраслей промышленности и перенапряжения народного хозяйства. Это вело к нарушению пропорций между различными отраслями производства, а в конечном счете — к расстройству экономики. В России, например, две трети всей промышленной продукции шло на военные нужды и лишь одна треть оставалась для потребления населением. Это породило товарный голод, дороговизну и спекуляцию. Уже в 1915 г. стал ощущаться недостаток многих видов промышленного сырья и топлива, превратившийся в 1916 г. в острый сырьевой и топливный кризис.
Особенно сильно было подорвано сельское хозяйство. Мобилизация в армию лишила деревню наиболее производительной рабочей силы и тягла  . Посевные площади сократились, упала урожайность, уменьшились поголовье скота и его продуктивность. В городах Германии, Австро-Венгрии и России остро ощущался недостаток продовольствия, а затем разразился настоящий голод. Он распространился и на армию, где были снижены нормы довольствия.
Первая мировая война потребовала колоссальных финансовых затрат, которые во много раз превосходили затраты во всех предыдущих войнах. Подсчитано, что ее общая стоимость для воевавших стран и народов составила 359,9 млрд. долларов золотом (699,4 млрд. рублей)  . Сюда входят как прямые военные расходы — 208,3 млрд. долларов (405,0 млрд. рублей), так и косвенные — 151,6 млрд. долларов (294,4 млрд. рублей). Прямые военные расходы складывались из стоимости содержания армии и флота (40 %) и стоимости материально-технических средств войны (60 %)  . Косвенные военные расходы включали стоимость работы и материальных затрат всего тыла страны на войну.
Война принесла человечеству невиданные лишения и страдания, всеобщий голод и разорение. В ходе ее произошло массовое уничтожение материальных ценностей, общая стоимость которых составила 58 млрд. рублей. Целые районы, где длительное время велись боевые действия, были превращены в пустыню, 9,5 млн. солдат и офицеров воевавших стран было убито и умерло от ран, 20 млн. чел. — ранено (из них 3,5 млн. чел. остались калеками). Наибольшие потери понесли Россия, Германия. Франция и Австро-Венгрия (66,6 % всех потерь). На долю США приходилось всего 1,2% общих потерь.
Голод и другие бедствия вызванные войной, привели к росту смертности и снижению рождаемости. Убыль населения по этим причинам только в 12 воевавших государствах составила 20 млн. чел., в том числе в России 5 млн. чел., в Австро-Венгрии — 4,4 млн. чел., в Германии — 4,2 млн. чел. Безработица, инфляция, рост налогов, повышение цен — все это обострило нужду, нищету, крайнюю необеспеченность подавляющего большинства населения воевавших стран.
В последующих разделах представлены итоги работы авторского коллектива по исследованию численного состава и потерь русской армии за время ее участия в первой мировой войне (с августа 1914 по 1917 г.).

16

ЧИСЛЕННЫЙ СОСТАВ И ПОТЕРИ РОССИЙСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛЮДСКИХ РЕСУРСОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ
Ранее уже говорилось, что до начала мобилизации русская армия насчитывала 1 млн. 423 тыс. чел.   В ходе войны в нее призвали еще 13 млн. 700 тыс. чел. Таким образом, всего было поставлено под ружье 15 млн. 378 тыс. чел. (округленно около 15,5 млн. чел.) Для крестьянской России это была огромная цифра: в армию ушла половина трудоспособных мужчин (из 1000 чел. — 474); из каждых 100 крестьянских хозяйств убыло по призыву 60 мужчин самого “тяглового” возраста, в результате более половины хозяйств остались без кормильцев.
По отношению ко всему населению страны (без различия пола и возраста) из каждой тысячи граждан убыло на войну 112 чел. Полные статистические сведения о призванном людском контингенте приведены в таблице 47, составленной по наиболее достоверным источникам  .
* Ратник — солдат государственного ополчения России, существовавшего до октября 1917 г. В ополчение входили: военнообязанные (от 20 до 43 лет), которые в мирное время были освобождены от призыва в армию из-за негодности к военной службе, но считались годными к ней в военное время; лица ранее проходившие военную службу и числившиеся в запасе (до 43 лет). Государственное ополчение делилось на ратников 1 разряда, годных к строевой службе и предназначавшихся для пополнения действующей армии, и ратников 2 разряда, годных к нестроевой службе. В связи с тем, что к середине 1915 г. почти весь контингент ратников ополчения 1 разряда был исчерпан, остро встал вопрос о пополнении действующей армии ратниками 2 разряда. — Военно-исторический журнал, 1993, № 6, с. 62-66).
** Новобранец — в дореволюционной России лицо призывного возраста, зачисленное на действительную военную службу уездным, городским или окружным военным присутствием. После призыва новобранцы направлялись в воинские части в составе особых маршевых команд или этапным порядком в собственной одежде, с выдачей на путь следования кормовых денег. С момента прибытия в часть они становились солдатами (матросами). Призывной возраст новобранцев во время войны снизился с 21 года до 19 лет.
*** Белобилетник — лицо, освобожденное от призыва в армию в связи с негодностью к военной службе по состоянию здоровья.
В таблице 48 приводятся обобщенные сведения о возрастном составе всего людского контингента, призванного в русскую армию накануне и в ходе войны.
Таким образом, всего в российские вооруженные силы было привлечено во время войны 15 млн. 378 тыс. чел. Из них:
 Состояло в армии до начала мобилизации — 1 млн. 423 тыс. чел.;
 Призвано по мобилизации — 13 млн. 955 тыс. чел.
В том числе:
 Чинов запаса всех категорий — 3 млн. 115 тыс. чел.;
 Ратников ополчения 1-го разряда, переведенных из запаса 400 тыс. чел.;
 Ратников ополчения 1-го разряда, не проходивших действительную военную службу, — 2 млн. 705 тыс. чел.;
 Ратников ополчения 2 разряда — 3 млн. 75 тыс. чел.;
 Новобранцев — 4 млн. 460 тыс. чел.;
 Переосвидетельствованных белобилетников — 200 тыс. чел.

Далее представлены сведения о численности военнообязанных, которые подлежали призыву во время войны в соответствии с законом о воинской повинности, но получили отсрочку как работавшие на нужды обороны государства на 1 октября 1916 г. Эти сведения исчисляются следующими цифрами:
1) Чины запаса, работавшие на заводах и предприятиях военного и морского ведомств, железных дорогах, коммерческих и портовых судах — 173 тыс. чел.;
2) Ратники ополчения, работавшие на тех же объектах оборонного значения — 433 тыс. чел.
3) Служащие в казенных учреждениях, уход которых в армию мог неблагоприятно отразиться на работе указанных учреждений 64 тыс. чел.
Таким образом, всего получили отсрочку — 670 тыс. чел.
Кроме того, законом от 6 декабря 1915 г. были предоставлены дополнительные отсрочки военнообязанным всех категорий, работавшим на оборону. В их числе:
 новобранцы — 99850;
 ратники ополчения моложе 26 лет — 175650;
 работавшие на строительстве железных дорог — 72000;
 служащие по вольному найму в ведомстве путей сообщения — 173498;
 служащие в земском и городском союзах — 5352;
 служащие учреждений военно-промышленных комитетов — 976312;
 служащие в частных кредитных учреждениях — 3700 чел. Общее количество получивших отсрочку среди работавших на нужды обороны — 1506362. чел.
Всего имели отсрочку от призыва на 1 октября 1916 г. 2176362   военнообязанных. К концу войны количество получивших отсрочку возросло до 2,5 млн. человек   . По отношению к общему числу призванных в армию (15 млн. 378 тыс. чел.), это составило 16%. Общая численность военнообязанных, призванных в армию (15,378 млн. чел), и военнообязанных, получивших отсрочку ввиду признания их работы чрезвычайно важной в рамках военных усилий страны (2,5 млн. чел.), достигла громадной цифры в 18 млн. чел.

УКОМПЛЕКТОВАНИЕ И ЧИСЛЕННОСТЬ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ
Согласно “Положению о полевом управлении войск в военное время” (1912 г.) действующей армией России в первую мировую войну назывались сухопутные и морские вооруженные силы, военные управления и учреждения, подчиненные Верховному главнокомандующему. Территория же, предназначенная для развертывания и размещения действующей армии, именовалась театром военных действий.
Внутри страны находились запасные войска, занимавшиеся обучением призываемых новобранцев и ратников, войска охранной службы, а также многочисленные учреждения, обслуживавшие действующую армию. Все эти тыловые структуры вооруженных сил подчинялись военному министру.
Численность русской действующей армии непрерывно менялась в зависимости от понесенных потерь и их восполнения. Аналогичная зависимость между приходом, расходом и наличием людей существовала и в российских вооруженных силах в целом. Так, после призыва запасных чинов первой очереди их численность (вместе с предвоенным личным составом) была доведена к 1 августа до 4 млн. 700 тыс. чел.  , в действующей армии военнослужащих из этого общего числа должно было находиться 3 млн. 500 тыс. 
В связи с тем, что сосредоточение сил, предназначенных для полного укомплектования действующей армии, закончилось лишь через 2,5 месяца после объявления мобилизации, то есть к 1 октября, то установить численный состав войск и учреждений, находившихся на театре военных действий до начала поступления призывного контингента, не представилось возможным (из-за отсутствия документов по этому вопросу)  . Тем более, что за это время на Восточно-Европейском ТВД произошло несколько кровопролитных сражений (Восточно-Прусская и Варшавско-Ивангародская операции, Галицийская битва), в которых русская действующая армия понесла огромные потери. В результате ее численность к концу сосредоточения составляла всего 2 млн. 700 тыс. чел.   Между тем, интенсивные бои продолжались (Лодзинская и Ченстохово-Краковская операции в ноябре месяце), повлекшие многочисленные боевые потери в войсках. К тому же увеличилось число заболевших солдат и офицеров. Поэтому приведенная выше цифра уменьшилась к 1 декабря до 2 млн. чел.
Катастрофическое уменьшение численности личного состава действующей русской армии явилось следствием тех громадных потерь; которые пришлось нести ей в 1914 г. ради спасения Франции от разгрома немцами в ходе Марнской битвы. Пополнения же из-за непродуманной организации запасных войск не успевали своевременно прибывать. В дивизиях вместо 15 тыс. бойцов насчитывалось в среднем 7-8 тыс. чел.
Наконец, к 1 января 1915 г., благодаря принятию экстренных мер, укомплектование фронтовых частей и соединений в основном закончилось. Их общая численность увеличилась до 3 млн. 500 тыс. чел. Однако ожесточенные январско-февральские бои (Августовская оборонительная операция, начало Праснышской оборонительной операции на Северо-Западном фронте) вновь понизили численный состав действующих войск к 15 февраля до 3 млн. 200 тыс. чел. После доукомплектования поредевших частей и прибытия на фронт новых формирований численность действующей армии намного возросла и к 1 апреля 1915 г. составляла 4 млн. 200 тыс. чел.
Однако менее чем через три недели, 19 апреля австро-германским превосходящим силам удалось осуществить Горлицкий прорыв в Галиции. Войска русского Юго-Западного фронта, испытывавшие в это время острый недостаток в боеприпасах, вновь понесли большие потери. Численность действующей армии снова сократилась и к 15 мая составила 3 млн. 900 тыс. чел.
Один из офицеров британской военной миссии капитан Нейльсон, оказавшийся свидетелем тяжелых боев 3-й русской армии Юго-Западного фронта (на нее главным образом обрушился удар объединенных войск противника), в своем донесении от 11 июля сообщает: “Все последние наступления были просто убийства, так как мы без артиллерийской подготовки атаковали неприятеля, обладающего многочисленной легкой и тяжелой артиллерией”  .
Вследствие больших утрат в летнюю кампанию 1915 г. численность действующих войск к 15 сентября снижается до 3 млн. 800 тыс. чел., несмотря на их неоднократные пополнения. Через месяц эта цифра начинает немного увеличиваться и вновь доходит до 3 млн. 900 тыс. чел. В связи с тем, что в октябре 1915 г. интенсивность боевых действий значительно понизилась уровень укомплектованности войск фронтов быстро возрос, достигнув 1 ноября 4 млн. 900 тыс. чел.
Вступление генерала М.В. Алексеева в должность начальника штаба Верховного главнокомандующего (23 августа 1915 г.) знаменует начало внедрения более совершенных научных методов в деле высшего управления войсками. Проводится энергичная, продуманная работа по восстановлению вооруженных сил после пережитых неудач и потрясений летом 1915 г. Существующие части полностью укомплектовываются, создаются новые формирования, улучшается организация запасных войск. В результате численность действующей армии быстро растет. К 1 февраля 1916 г. она достигает 6 млн. 200 тыс. чел. К 1 апреля того же года она увеличилась до 6300 тыс., а к 1 июля — 6 млн. 800 тыс. чел.
Победоносные бои войск Юго-Западного фронта (“Брусиловский прорыв”), которые велись в мае — июле 1916 г. (в основном в интересах оказания помощи Франции, атакованной под Верденом, и ради спасения Италии от полного ее разгрома австро-венгерскими войсками), тоже сопровождались немалыми потерями. Поэтому численность русских войск понизилась к 1 сентября до 6 млн. 500 тыс. чел. (с учетом поступившего пополнения). На таком уровне она оставалась до начала октября, а в связи с последующим затишьем в боевых действиях быстро увеличилась до 6 млн. 845 тыс. чел. Эта же численность была представлена в секретном отчете военного министра за 1916 г. по состоянию на 1 января 1917 г.  ).
В связи с революциями 1917 г. (февральской и Октябрьской) начинается развал действующей русской армии из-за участившегося дезертирства среди рядового состава и падения дисциплины в войсках. Это состояние начинает отражаться и в статистических показателях о ее численности. Об этом свидетельствуют итоговые данные за два периода 1917 г.: на 1 мая наличный состав действующей армии снизился до 6 млн. 800 тыс. чел.   (с учетом поступившего пополнения); на 1 сентября — до 6 млн. чел.   Петроградский ВО, который только числился на тот момент в действующей армии, исключен из счета.
Ниже приведены таблицы 49 и 50, в которых содержатся более подробные статистические данные о численности действующей армии с 1914 по 1917 г.
* Россия в мировой войне 1914-1918 гг. (в цифрах). — М., 1925. с. 24.
Сразу же необходимо подчеркнуть, что приведенные в таблицах 49 и 50 сведения о численном составе действующей армии намного превышают в ней число “активных штыков” или “бойцов”. Это связано с тем, что во фронтовых формированиях содержалось большое количество нижних чинов, занятых фактически тыловым обеспечением. По свидетельству Н. Н. Головина, занимавшегося длительное время исследованием этого вопроса, в конце 1914 года “боевой элемент” составлял около 75 % действующей армии, а в конце 1916 г. — всего 50 %. Если приложить этот масштаб к таблице 49, то окажется, что численность “бойцов” колебалась в течении войны между 1 млн. 500 тыс. чел. (на 1 декабря 1914 г.) и 3 млн. 500 тыс. чел (на 1 ноября 1916 г.).
Об этом же писал в одной из своих записок генерал М. В. Алексеев, начальник штаба Верховного главнокомандующего: “Полевой интендант говорит, что кормит от 5 500 тыс. до 6 000 тыс. ртов на фронте, не считая внутренних округов. Бойцов мы набираем около 2 000 тыс. чел. Если таково действительное соотношение, то мы приходим к непозволительному выводу, что одного бойца обслуживают два тыловых человека... ибо каждая войсковая часть имеет свои негласные склады, обслуживаемые людьми из строя, каждая имеет немало людей в пути, посланных за покупками, с разбитою повозкою, в различных мастерских. Все это создает безотрадную картину нашего положения. Нам из центра говорят, что дали действующей армии 14 миллионов, убыло их 6, что армия располагает 8 миллионами, а мы все продолжаем просить ввиду сильного некомплекта в строевых частях пехоты”  .
Генерал М. В. Алексеев справедливо возмущался по поводу чрезмерного “разбухания” тыла самой действующей армии за счет уменьшения численности “боевого элемента”. Однако справиться с этим негативным явлением, порожденным плохой организацией тылового обеспечения действующих войск, не имели возможности ни Верховный главнокомандующий, ни его штаб.
Общая численность войск глубокого тыла, подчиненных Военному министру (считая также запасные войска, находившиеся во внутренних военных округах), измерялась следующими цифрами  :
 На 31 декабря 1915 г. — 2 300 000 чел,
 На 31 декабря 1916 г. — 2 550 000 чел.
 На 1 ноября 1917 г. — 1 500 000 чел.
С объявлением войны было сформировано внутри страны 500 запасных батальонов, а вскоре к ним добавилось еще 500 аналогичных батальонов второй очереди. Но потери, понесенные русской армией в первых кампаниях, были столь велики, что установленные Военным министром организация и количество запасных войск совершенно не обеспечивали потребности армии. Направленные фронтам в конце 1914 г. пополнения, около 1 млн. 500 тыс. чел., не могли довести действующие соединения и части до штатного состава. Из-за недостатка военнообученных ресурсов весь 1915 год на фронт направлялось малоподготовленное пополнение.
Генерал А.А. Поливанов, сменивший в июне 1915 г. В. А. Сухомлинова на посту военного министра, стремился навести хотя бы некоторый порядок в обеспечении укомплектования войск. Это позволило заметно сократить в 1916 и 1917 гг. численность отправляемого на фронт малообученного пополнения за счет увеличения сроков его подготовки до 4-5 месяцев. Об этом свидетельствуют сравнительные данные за три года.

17

ПОТЕРИ РУССКОЙ АРМИИ
Сведения о людских потерях российских вооруженных сил в первую мировую войну, встречающиеся в отечественных и зарубежных источниках, страдают в большинстве своем противоречивостью и разнобоем. Объясняется это прежде всего неодинаковой полнотой и достоверностью материалов, использованных исследователями, а также существенными различиями в методике подсчета потерь. В результате разница, например в количестве погибших и умерших российских солдат и офицеров, колеблется  в опубликованных работах от нескольких десятков тысяч до 1-2 млн. чел. В подтверждение этого факта приводим здесь ряд цифр безвозвратных демографических потерь русской армии, взятых нами из разных отечественных источников: 511 068 чел., 562 644 чел., 626 890 чел., 775 369 чел., 908 000 чел., 2 300 000 чел., 3 000 000 чел. 
Однако, ни одна из приведенных цифр не может претендовать, по мнению известного демографа Б. Ц. Урланиса, хотя бы на приблизительную точность  .
Аналогичные расхождения в подсчете потерь русской армии имеют место и в зарубежных публикациях. Приводим здесь несколько цифр о количестве погибших русских воинов, показанных в ряде западных источников (3 000 000 чел., 2 762 000 чел., 1 700 000 чел., 1 290 000 чел.,  1 500 000 чел., 5 350 000 чел., 2 000 000 чел., 2 250 000 чел.)  .
“Определение потерь России в первой мировой войне представляет довольно трудную задачу,— писал в свое время Б.Ц. Урланис. — Статистические материалы о потерях России очень противоречивы, неполны и часто недостоверны. Это отчасти и привело к тому, что в мировой печати фигурировали фантастические цифры о русских потерях в войне 1914-1918 гг. Поэтому, — продолжал далее Урланис, — нужно критически разобраться в основных первоисточниках и затем подойти к определению наиболее достоверного числа русских солдат и офицеров, убитых во время этой войны”  .
И такая работа автором приведенного высказывания была успешно осуществлена. Ему удалось добиться наибольшей достоверности в подсчете потерь русской армии в первой мировой войне, поэтому наши исследования в этой области опираются в основном на статистические данные Б. Ц. Урланиса. Широко используются также и другие авторитетные источники (уже упомянутые ранее), в которых содержится ценный базовый материал по рассматриваемой теме.
Наибольшее значение в ходе наших изысканий придавалось установлению количества безвозвратных людских потерь русской армии, в том числе по их видам и категориям военнослужащих.
Здесь же следует отметить, что в последнем из упомянутых источников (издание ЦСУ) все данные о потерях русской армии оказались заниженными против их фактического числа в 1,92 раза. Указанный “коэффициент кратности” получен нами в результате математического сравнения итоговой (базовой) цифры убитых русских солдат и офицеров за весь период войны — 1 200 000 чел. (исчислена Б.Ц. Урланисом и Н.Н. Головиным) с аналогичной цифрой в издании ЦСУ — 626 440 чел. (1 200 000 : 626 440 = 1,92).
Санитарные потери армии (раненые, заболевшие, пострадавшие от газов) были колоссальными. Достаточно сказать, что только госпитализированных за время войны военнослужащих, нуждавшихся в продолжительном лечении, учтено 5 148 180 чел., из них раненых 2 844 500 чел. и заболевших 2 303 680 чел. (Россия в мировой войне 1914 — 1918 гг. (в цифрах). — М., 1925, с. 4, 25).
А если же учесть все случаи ранений, не требовавшие эвакуации в госпитали, то число санитарных потерь возрастет еще на 50 %.
Подсчитанные нами полная численность войск и потери русской армии в первой мировой войне дали возможность показать “приход” и “расход” людского контингента страны, привлеченного в российские вооруженные силы.

18

ПОТЕРИ ФЛОТА
Участие Российского военно-морского флота в первой мировой войне носило в основном прибрежный оборонительный характер. При этом было потеряно 32 боевых корабля, а людские потери составили (вместе с ранеными и попавшими в плен) 6063 человека.

* Все потери российского флота уже включены в общее число потерь российских вооруженных сил в мировой  войне.
Особый интерес представляет анализ военных потерь русской армии в сравнении с аналогичными показателями вооруженных сил других держав, участвовавших в войне.

19

ПОТЕРИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ОСНОВНЫХ УЧАСТНИКОВ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Примечание. Приведенные в таблице сведения о численности армий воевавших государств и основных видах потерь в первой мировой войне (за исключением данных о численности и демографических потерях русской армии) взяты из следующих источников (с внесением в них некоторых уточнений): Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. — М., 1960, с. 154-157, 312-313, 374-377; Мировая война в цифрах. — М.-Л., 1934, с. 22-23.
Из таблицы 56 видно, что русская армия по сравнению с армиями других участников военных коалиций понесла в первой мировой войне самые большие потери, составившие более 60 % от общей численности вооруженных сил. То есть больше, чем побежденные (год спустя) Германия и Австро-Венгрия. Был выбит фактически весь кадровый состав (1,4 млн. чел.) и военнообязанные 1 и 2 очереди (5, 6 млн. чел.), из которых складывалась основная ударная сила российской армии. Через три года войны в ней обнаружилось катастрофическое падение боеспособности, а в конце 1917— начале 1918 г. армия практически распалась. Это обусловливалось целым рядом объективных и субъективных причин, главными из которых являются:
1) Крайне невыгодное геополитическое положение России по сравнению с другими странами Антанты, в результате чего русской армии впервые в мировой практике пришлось в течении 3,5 лет удерживать фронт от Балтики до Черного моря протяженностью 1934 км (не считая 1100-километровой протяженности Кавказского фронта), сражаясь против объединенных сил Германии, Австро-Венгрии и Турции. В то же время на Западном фронте — от Ла-Манша до Швейцарии (630 км) против войск германской армии были сосредоточены объединенные вооруженные силы Франции, Британской империи и Бельгии, которые в 1917 г. основательно укрепились за счет американской армии. К тому же в помощь им были отправлены четыре русские бригады.
2) Неудовлетворительное руководство вооруженными силами и ходом военных действий со стороны Верховного главнокомандования и правительства России, полная зависимость их оперативно-стратегического планирования от требований западных союзников в ущерб российским национальным интересам.
3) Значительный социально-экономический разрыв между индустриально-развитыми Германией, Великобританией и Францией — с одной стороны и аграрно-индустриальной Россией — с другой, что выражалось в крайне низком уровне материально-технического обеспечения русской армии современными видами вооружения, нехватке винтовок и боеприпасов (винтовочный, снарядный и патронный “голод”), низком образовательном уровне основной массы солдат, отсутствии у 60 % новобранцев необходимой военной подготовки. Все это приводило к огромным людским потерям в русской армии.
4) Своекорыстная политика союзников России по Антанте, которые вели войну “до последнего русского солдата”, используя Восточный театр военных действий в качестве противовеса германскому наступлению на Западном фронте и неоднократно вынуждая высшее военно-политическое руководство России преждевременно бросать в бой неподготовленные войска в нарушение ранее согласованных стратегических планов  .
В конечном итоге российские вооруженные силы сыграли роль “парового катка” для перемалывания значительной части совокупной военной мощи Германии, Австро-Венгрии и Турции. Однако ни России, ни ее армии не было суждено находиться после окончания войны в рядах победителей.
Результаты первой мировой войны хорошо известны: военно-политическая победа над коалицией центральных держав досталась США, Британской империи, Франции, Италии и Японии. В России же в это время развернулась широкомасштабная борьба между силами победившей социалистической революции и сторонниками свергнутого буржуазно-помещичьего строя. Страна из огня мировой империалистической войны попала в полымя гражданской войны и иностранной военной интервенции, продолжавшейся до 1922 года.
* * *
При анализе главных событий первой мировой войны и причастности к ним российского государства необходимо, на наш взгляд, учитывать следующие обстоятельства. Россия, как одна из великих мировых держав того времени, сыграла свою заметную роль в подготовке войны 1914-1918 гг. Однако ее значение в глубинных процессах вызревания этого катаклизма определялись скорее политическими факторами, нежели экономическими (борьба за новые рынки сбыта) и геостратегическими (борьба за новые территории). Тем более, что производственно-хозяйственный потенциал страны, если брать его в соотношении с численностью населения и размерами территории, был сравнительно невелик и сориентирован главным образом на внутренний рынок. Исходя из этого, Россия практически не имела каких-либо экспансионистских планов по части приобретения в ходе войны новых территорий.
Такая позиция российского государства обусловливалась тем, что оно еще до конца XIX в. расширила свои владения до необходимых пределов (за счет присоединения и освоения прилегающих территорий на востоке и юге страны). Поэтому Россия принадлежала к числу держав, больше заинтересованных в сохранении уже произведенного раздела мира, чем в его переделе.
Что же касается стремления определенных буржуазных кругов захватить турецкие черноморские проливы (Босфор и Дарданеллы), то здесь надо иметь ввиду следующее обстоятельство. По первоначальному плану войны Россия не собиралась аннексировать проливы. Об этом свидетельствует тот факт, что 26 сентября 1914 г. министр иностранных дел России С.Д. Сазонов направил правительству Франции и Англии официальную записку, в которой излагалась точка зрения российского правительства по вопросу о целях Антанты в ходе начавшейся на Балканах войны. В ней говорилось, что “турки должны остаться в Константинополе и его окрестностях”, но Россия должна получить гарантии свободного прохода через проливы. Прямых притязаний на проливы и прилегающую турецкую территорию тогда еще не было. Они возникли на государственном уровне после выступления Турции на стороне Германии  .
Несмотря на низкий уровень жизни населения, Россия играла не последнюю роль в предвоенной гонке вооружений. Это объяснялось не только имперскими амбициями ее правящих кругов, но и другими причинами: географическим положением страны; потерей флота во время русско-японской войны и необходимостью его возрождения; выявившейся в ходе той же войны и революции 1905 г. слабостью армии; очевидным назреванием общеевропейского столкновения главных мировых держав. Вместе с тем России принадлежала инициатива в зарождавшемся процессе цивилизованного регулирования международных споров и ограничения разрушительного характера войн, что соответствовало русской исторической традиции  .
Конечно, Россия, как и большинство великих держав, выступала на международной арене не изолированно, а в составе военно-политической группировки — Тройственного согласия, в котором представляла самостоятельную, но не ведущую силу. Одно время российское правительство рассчитывало даже остаться в стороне от вероятного англо-германского конфликта, но затем обострение собственных противоречий с Германией и резкое усиление германо-австрийского военного союза вынудили его отказаться от лавирования и стать на путь укрепления Антанты.
Необходимо подчеркнуть также, что в целом политика России в Европе и на Ближнем Востоке не отличалась в рассматриваемое время воинственностью. Ее недостаточная подготовленность к тотальной схватке и внутренняя нестабильность, вызванная революцией 1905 г., побуждала к осторожности и поискам компромиссов  .
Вместе с тем имперские амбиции правящей бюрократии не допускали в то время даже частичного отказа от великодержавной роли России, особенно в традиционном  восточнославянском вопросе. Определенное значение имел также национально-патриотический настрой российской общественности, ярко отражавшийся на кануне войны на страницах печати, в выступлениях с думской трибуны и проповедях русской православной церкви. Поэтому имевшие место на рубеже 1913-1914 гг. колебания правящих кругов России сменились их твердой решимостью не отступать перед вызовом со стороны Германии и Австро-Венгрии. Этот общественный настрой сыграл определяющую роль в дни рокового июльского кризиса 1914 г.
Несмотря на то, что Российское государство вступило в войну в период происходившей реорганизации своих вооруженных сил, которая должна была завершиться к 1917 г., оно внесло огромный вклад в победу стран Антанты. Достаточно сказать, что уже в самом начале войны ценой гибели армии А. В. Самсонова в Восточной Пруссии Россия спасла Францию.

20

ГЛАВА III
ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ КРАСНОЙ АРМИИ ЗА ВРЕМЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (1918-1922 гг.)
Гражданская война в нашей стране началась вскоре после победы Великой Октябрьской социалистической революции и представляла собой вооруженную борьбу сторонников новой власти с антисоветскими силами. Продолжалась она фактически пять лет (с октября 1917 г. по октябрь 1922 г.).
Длительный и напряженный характер гражданской войны, причинившей стране и миллионам людей огромные бедствия, усугубился иностранным военным вмешательством, которое вылилось в интервенцию.
Однако военные вопросы являлись главными и стояли на первом месте в жизни республики лишь в период с мая 1918 г. (начало мятежа чехословацкого корпуса) до октября 1920 г. (разгром армии Врангеля в Крыму). На этом отрезке времени, продолжительностью в два с половиной года, судьба страны решалась исключительно на фронтах гражданской войны. В те годы были созданы регулярные Советские Вооруженные Силы, состоящие из Красной Армии и Красного Флота, достигнута их максимальная численность (5 427 273 чел. на 1 ноября 1920 г.)  , осуществлены все важнейшие операции по разгрому интервентов и белогвардейцев, освобождена большая часть территории страны.
Победа молодой Красной Армии над объединенными силами интервентов и белогвардейцев позволили Советской республике в конце 1920 г. начать переход от войны к миру. К этому времени было ликвидировано большинство фронтов гражданской войны. И хотя в ряде мест еще оставались отдельные очаги военного противоборства (в Закавказье, Средней Азии и на Дальнем Востоке), не они уже определяли основные направления в политике Советского государства. Решение военных задач отошло на второй план.
Рассмотренные особенности периодизации гражданской войны получили отражение и в данной книге, где весь статистический материал о потерях Красной Армии   разделен, по сути дела, на две части: потери за период с 1918 г. по 1920 г., на который пришлась основная тяжесть вооруженной борьбы, и потери за 1921— 1922 гг., когда Красная Армия вела военные действия в основном против отдельных бандформирований, засылаемых из-за рубежа, а также против локальных антисоветских выступлений и басмачества.

21

ПОТЕРИ КРАСНОЙ АРМИИ В 1918-1920 гг.
Гражданская война и военная интервенция принесли нашей стране огромные разрушения и потери. Ущерб, причиненный ее хозяйству, составил в стоимостном выражении около 50 млрд. золотых рублей. Промышленное производство упало в результате войны до 4-20 % от уровня дореволюционной России (применительно к 1913 г.). Примерно вдвое сократилась численность рабочих, во столько же раз уменьшилось сельскохозяйственное производство.
Общие демографические потери населения на фронтах и в тылу воевавшихсторон (в боях, от голода, эпидемий и Террора) достигли 8 млн. чел.   В это число входят также потери личного состава Красной Армии убитыми и умершими от ран и болезней за 1918 1922 гг.
В определении числа потерь среди бойцов и командиров РККА в гражданской войне имеются большие расхождения в разных литературных источниках. Так, в современных энциклопедических изданиях (“Большая Советская Энциклопедия”, “Советская историческая энциклопедия”, энциклопедия “Гражданская война и военная интервенция в СССР”) приводится одно и то же число погибших военнослужащих — около одного миллиона человек  .
Известный советский исследователь Б. Ц. Урланис в книге “Войны и народонаселение Европы” называет другие цифры: убито на фронте примерно 125 тыс. чел., умерло в действующей армии и в военных округах примерно 300 тыс. чел.   Общее же число убитых и умерших составило в итоге 425 тыс. чел. Это примерно в два раза меньше той цифры потерь, которая приводится в упомянутых выше энциклопедиях.
Немало противоречий содержится также в статистических материалах центральных органов РККА, обобщавших данные о боевых потерях личного состава в гражданскую войну. Например, по подсчетам Мобилизационного управления Полевого штаба РВСР количество убитых бойцов и командиров на декабрь 1920 г. составило 85 343 чел., раненых — 502 016 чел. 
В справке отчетно-статистического отдела Главного управления РККА от 26 июля 1924 г. приводятся другие данные о потерях личного состава Красной Армии за период 1918-1920 гг.  :
Безвозвратные потери
 Убито и умерло     96 000 чел.
 Попало в плен    24 000 чел.
 Дезертировало    20 000 чел.
Санитарные потери
 Ранено и контужено    360 000 чел.
 Заболело        1 040 000 чел.
 Все потери        1 580 000 чел.
При этом общее количество безвозвратных потерь согласно подсчетам составило 180 000 чел., санитарных — 1 млн. 400 тыс. чел.
На следующий год это же Главное управление РККА в письме в Бюджетное управление Наркомата финансов РСФСР от 11 июня 1925 г. сведения о потерях представило в несколько измененном виде:
Безвозвратные потери
 Убито и умерло     60 000 чел.
 Пропало без вести     150 000 чел.
Санитарные потери
 Ранено и контужено    260 000 чел.
 Заболело        1 000 000 чел.
 Все потери        1 470 000 чел. 
При сравнении этих данных видно, что общие потери личного состава по убитым и умершим даются в 1925 г. на 20 тыс. чел. больше, а по раненым и контуженым, наоборот, на 100 тыс. чел. меньше. Тогда же были опубликованы сведения о потерях Красной Армии в 1918-1922 гг. в книге “Народное хозйство СССР в цифрах” по данным статистического отдела Главного управления РККА (без разбивки по категориям потерь).
Приведенная таблица является очень важным военно-статистическим документом, который заслуживает особого внимания при исследовании вопроса о людских потерях в гражданскую войну. Но в связи с тем, что составители данной таблицы не разъяснили, что ими подразумевалось под боевыми и санитарными потерями, в печати появились разноречивые толкования этого документа. Так, в уже упомянутой нами книге Б. Ц. Урланиса “Войны и народонаселение Европы” почему-то берутся из данной таблицы и анализируются лишь цифры боевых потерь. При этом говорится, что “сопоставление и абсолютная величина цифр дают основание предполагать, что к боевым потерям отнесены убитые и раненые”   (подчеркнуто нами. — Авт.). В книге Ю.А. Полякова “Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население” высказывается несогласие с версией Б.Ц.Урланиса и дается другая трактовка боевых и санитарных потерь Красной Армии в рассматриваемой нами таблице  .
“Логично допустить, — читаем мы у Ю. А. Полякова, — что и в том и в другом случае речь идет о летальных исходах, ведь говорится о санитарных потерях, а не о числе заболевших”   (т. е., по мнению автора, под боевыми и санитарными потерями, показанными в таблице, следует понимать количество убитых и умерших военнослужащих). И далее предлагается принять эти данные за основу, а их суммарную величину в 1 212 824 чел. считать итоговым числом всех погибших военнослужащих РККА в 1918-1922 гг. 
Разнобой и несовпадение опубликованных данных по одним и тем же видам потерь в гражданскую войну объясняется прежде всего недостаточной полнотой или даже отсутствием сведений по этим вопросам во многих отчетных документах, поступавших из войск в вышестоящие и центральные военные органы. Нередкими были также случаи, когда войсковые штабы не придавали должного значения учету и статистике людских потерь, или же не имели возможности заниматься этим важным делом в силу непредвиденных резких осложнений оперативной обстановки. В результате архивные фонды по гражданской войне страдают нехваткой многих первичных документов, необходимых для разработки статистических данных, в том числе по потерям. Особенно часто такие пробелы встречаются в архивных делах за 1918-1919 гг.
Положение в данной области стало несколько улучшаться лишь после того, как был создан в сентябре 1919 г. Справочный учетно-статистический отдел, входивший в состав Всероссийского Главного штаба  .
Проводимая им работа способствовала упорядочению учета и отчетности по всем видам потерь начиная с 1920 г. На основе собранных отделом сведений о боевых потерях за 1918-1920 гг. составлен в 1926 г. Управлением устройства и службы войск Главного управления РККА “Именной список потерь на фронтах в Рабоче-Крестьянской Красной Армии за время гражданской войны” (М., 1926). В нем значится около 51 тыс. фамилий военнослужащих, погибших на фронтах (убитых и умерших на этапах санитарной звакуации), а также небольшое число умерших от болезней.
Несмотря на то, что список этот далеко не полный и содержит лишь меньшую часть фамилий погибших военнослужащих, он и сегодня представляет большую ценность как исторический документ и как своеобразный мемориал, увековечивающий память павших воинов.
Авторский коллектив книги, учитывая опыт своих предшественников по выявлению потерь в гражданской войне и решая фактически ту же задачу в новых условиях, опирался в работе преимущественно на архивные документы. К примеру, число убитых, пропавших без вести и попавших в плен определялось на основании документальных данных Оперативного управления Полевого штаба Реввоенсовета Республики, которое в соответствии с Табелем срочных донесений сведения о потерях получало от фронтовых и армейских штабов  . Число раненых и заболевших — по данным Главного военно-санитарного управления, куда поступали от санитарных частей армий и фронтов сведения о раненых, контуженых, больных и обмороженных. Использовались также документы других военных ведомств.
К сожалению, и в названных архивных фондах недостает многих донесений из войск о числе потерь за большие промежутки времени, что несомненно сказалось на полноте приводимых статистических данных. Конкретно обо всех этих случаях говорится в примечаниях к таблицам.
Важное значение для оценки потерь в рассматриваемый период имеет статистический материал о среднемесячной численности личного состава как действующих войск, так и в целом Красной Армии за каждый год войны. Эти данные, сведенные в две таблицы (58 и 59), использовались для расчета относительных значений потерь (в процентах).
Сравнивая между собой данные таблиц, мы видим, что общая численность Красной Армии, взятая на середину каждого года войны, значительно превосходила (в 1,6-2,3 раза) численность действующих войск на то же самое время. Это превышение объясняется тем, что в общую численность армии и флота входило большое количество тыловых, резервных и вспомогательных формирований, военных учреждений и заведений (запасные, резервные и учебные части, окружные и местные военные управления, военно-учебные заведения, а также войска охраны железных дорог и другие вспомогательные войска, окружные военные госпитали с большим количеством раненых и больных военнослужащих и другие). В 1919-1920 гг. к войскам, располагавшимся в тылу РККА, добавились еще такие крупные войсковые объединения, как запасная армия республики и запасные армии ряда фронтов, а также трудовые армии, подчинявшиеся РВСР.
Структурные элементы тыла Красной Армии в ходе войны и военного строительства непрерывно развивались, наращивалась их численность. В то же время во фронтовых частях и соединениях на протяжении почти всего рассматриваемого периода испытывалась острая нехватка бойцов и командиров. Например, в начале 1919 г. действующим войскам Красной Армии недоставало, как минимум, 280 тыс. штыков и сабель  . Предполагалось этот некомплект восполнить за 2-3 месяца. В действительности Всероссийский Главный штаб за указанное время смог выделить из имеющихся резервов не более 157 тыс. чел. Фактически же фронт получил только 111 тыс. 900 чел., то есть 71 % от предусмотренной численности.
В результате положение еще более усугубилось. Пополнения, даваемые армиям, как отмечалось в докладе Главного командования от 9 мая 1919 г., “не могли даже пополнить естественную убыль людей на фронтах и убыль от развивающегося чрезмерного дезертирства, и в настоящее время число штыков и сабель как в действующей армии, так и в частях внутренних округов уменьшилось на 85 тыс. т. е. на 20 процентов”  .
В справке Главного командования от 26 мая 1919 г. о некомплекте людей в действующих войсках говорилось следующее: “В армиях и на фронтах недостает до штата только штыков и сабель около 400 тыс., особенно обессилен в постоянных боях Южный фронт, насчитывающий в некоторых армиях до 10 тыс. штыков. Пополнения прибывают крайне медленно и в большом некомплекте, сравнительно с числом наряженных пополнений на фронт”  .
В соответствии с организационно-штатной структурой войск Красной Армии, установленной приказом Народного комиссариата по военным делам 20 апреля 1918 г., основной боевой единицей был узаконен стрелковый полк, состоявший из трех батальонов. Каждый батальон имел три роты, а рота — три взвода. Низшим тактическим соединением являлась бригада 2-3 полкового состава. 2-3 бригады составляли стрелковую дивизию, штатная численность которой была установлена в 26972 чел.   Однако укомплектовать соединения и части действующих войск РККА до их полной штатной численности почти никогда не удавалось, особенно в 1918-1919 гг.
Главными причинами неудовлетворительного положения дел с укомплектованием боевых войск фронтов являлись далеко несовершенная организация призыва военнообязанных, их подготовки и отправки по назначению, дезертирство призывников, принявшее массовый характер, нехватка вооружения, прежде всего винтовок, которыми должны были обеспечиваться отправляемые на фронт формирования, плохая работа железнодорожного транспорта, а также отрыв многих государственных и военных органов от нужд и потребностей действующих войск. Обо всем этом не раз говорилось в докладах Главкома в Совет обороны о положении на фронтах. Вот некоторые выдержки из них. “До настоящего времени, — говорилось в одном из документов, — мы не имеем еще права утверждать, что наша республика отдавала должное внимание вооруженной силе. До настоящего времени выходило по-старинному, когда военное ведомство воевало, а остальные ведомства жили себе по-своему”  .
В результате “нередки были случаи... когда призываемые на военную службу граждане бунтовали и расходились по домам только потому, что не было для них отведено казарменных помещений, якобы за неимением таковых. Такие случаи бывали почти повсюду, а мест не оказывалось потому, что помещения, даже и казармы старой армии, помещения кадетских корпусов, помещения духовных семинарий оказывались заняты другими комиссариатами. Часто приходилось отказываться от призыва граждан потому, что не было сапог, не было одежды. Часто приходилось быть свидетелем мятежей и недовольства среди красноармейских частей потому,что интересы граждан, сражающихся за благо революции и социалистической республики, игнорировались властью на местах”  .
С большой тревогой говорилось в одном из документов Главкома в мае 1919 г. о катастрофической нехватке винтовок и патронов в действующей армии, об оторванности общегосударственного и военного тыла от нужд фронта: “Вопросы снабжения обстоят особенно остро с винтовками и патронами...Через два-три месяца при решительных действиях на фронтах в нашем распоряжении как в тылу, так и на фронтах может не оказаться ни одного патрона”  . И далее: “...Невыполнение за минувшие 2,5 месяца нарядов Главного командования (на пополнение войск личным составом. — Авт.) произошло не только от общих условий, сложившихся в республике, но отчасти также и оттого, что наша система страдает оторванностью тыла от фронта не только в общегосударственном масштабе, но также... в рамках военного ведомства”  .
Проблема укомплектования действующих войск и восполнения их потерь в личном составе оставалась до конца не решенной почти на всем протяжении гражданской войны, поэтому непосредственно боевой состав войск фронтовых объединений Красной Армии в большинстве случаев уступал противнику в численности штыков и сабель. И только к середине 1920 г. положение стало меняться в лучшую сторону, о чем свидетельствуют данные о соотношении и численности боевого состава действующих войск сторон за 1918-1920 гг. (см. таблицу 60)  .
В таблице дается численность только боевых войск Красной Армии, действовавших на фронтах гражданской войны, поэтому ее итоговые данные меньше общей численности действующих войск, показанной в таблице 58.
При анализе цифровых данных о численности боевых войск (таблица 60) и небоевых (две последние графы таблицы 59), бросается в глаза более устойчивая тенденция роста численности войск небоевых (тыловых, внутренних, вспомогательных, резервных, запасных и других).
Это свидетельствует, с одной стороны, о закономерном возрастании роли тылового обеспечения фронтов, с другой — о чрезмерном расширении и росте числа тыловых структур и организмов в ущерб фронтовым, так как первые “поглощали” большое количество призванного и мобилизованного личного состава.
В свою очередь, в самой действующей армии тоже имелись как боевые войска, находящиеся непосредственно на передовой линии, так и штабы, учреждения и части тыла, резервные и запасные войска. Количественное соотношение между ними можно увидеть на примере списочной численности личного состава войск фронтов и действующей армии в целом, взятой на 15 октября 1920 г.
В составе действующей армии уже с лета 1918 г. начали создаваться высшие оперативно-стратегические объединения (фронты), которые образовывались по решению ЦК РКП(б) и Советского правительства, по постановлению Совета обороны и оформлялись приказом РВСР. Такие фронты считались основными  . Хронологическая последовательность их создания и время существования показаны в таблице 62.
В таблице 63 приводятся статистические данные о среднемесячной численности войск каждого фронта (отдельной армии) за 1920 г., а в таблице 64 — данные об их потерях в личном составе за тот же год. Аналогичные сведения о потерях фронтов (отдельных армий) за 1918 и 1919 гг. обнаружить не удалось.
Особый интерес представляют итоговые данные об общем количестве безвозвратных и санитарных потерь личного состава Красной Армии за 1918-1920 гг. (см. таблицу 65), которые складываются из числа потерь действующей армии и потерь военных округов. Последние включают в основном сведения о количестве больных, находившихся на госпитальном лечении, и количество умерших от ран и болезней в окружных госпиталях.
Примечание. В таблице показана общая среднемесячная численность действующих соединений фронтов (отдельных армий) вместе с их штабами, тыловыми и резервными частями. Однако бойцов и командиров, непосредственно выполнявших боевые задачи, среди них было значительно меньше, в частности численность фронтов и отдельных армий на 1 августа 1920 г. составляла:
 Отдельная армия    49 188
 Западный фронт    136 292
 Юго-Западный фронт     147 875
 Кавказский фронт     76 563
 Туркестанский фронт    29 758
 Южный фронт (на 15 октября 1920 г.) 114 787
 5-я отдельная армия    42 187
Примечание. Сведения за 1920 г. неполные. В них не включены, в частности, потери фронтов за январь (РГВА. Ф.7, оп. 6, д. 802, л. 86, 86а, 99). Потери отдельных фронтов за январь 1920 г. составили: Западного — 174 чел. убитыми, 1094 чел. умершими от ран и болезней, 952 чел. ранеными и 19 772 заболевшими; Юго-Западного — 15 чел. убитыми, 1053 чел. умершими от ран и болезней, 1768 чел. ранеными и 37 022 заболевшими; 6-я отдельная армия — 3 чел. убитыми, 278 чел. умершими от ран и болезней, 40 чел. ранеными и 2860 чел. заболевшими. Сведений по другим фронтам найти не удалось (РГВА. Ф. 6, оп. 6, д. 308, л. 65, 66, 84.).
Приведенный в таблице статистический материал свидетельствует о постоянном росте всех видов потерь по годам войны, что являлось одной из причин нехватки личного состава в действующих войсках. Обращает на себя внимание прежде всего большое число санитарных потерь, особенно в 1919 и 1920 гг. Для сравнения отметим: если в 1918 г. они составляли (округленно) 138 тыс. чел., то уже в 1919 г. выросли до 1 млн. 275 тыс., а в 1920 г. — до 2 млн. 908 тыс. человек. Такие масштабы санитарных потерь объясняются широким распространением на фронте и в тыловых войсках эпидемических болезней (тифа 3-4 видов, холеры, дизентерии, оспы и других). Ими было поражено в 1918-1920 гг. более половины всех заболевших военнослужащих. Таким образом, эпидемии, особенно тифозные, являлись самым тяжелым бедствием для Красной Армии во время гражданской войны. Одной из главных причин массовых заболеваний личного состава тифом и другими острозаразными болезнями явилось тяжелое санитарное состояние войск, когда повсюду не хватало медперсонала, медикаментов, медицинских инструментов и т. д. А если учесть, что в ряде районов, по которым прокатывались фронты гражданской войны, еще в дореволюционное время существовали очаги тифа, холеры, чумы, натуральной оспы, малярии и других опасных инфекций, то станет понятен и главный источник распространения эпидемий, в том числе сыпнотифозных. Еще в 1912 году в России состояло на учете 13 млн. инфекционных больных. Первая мировая война, голод, разруха, гражданская война и интервенция намного ухудшили санитарное состояние страны, поэтому в 1918-1923 гг. было зарегистрировано только заболеваний сыпным тифом свыше 7,5 млн. случаев. Умерло от него более 700 тыс. чел. Но и эти данные не являются полными, так как невозможно было учесть всех заболевших.
Другим источником эпидемических заболеваний среди личного состава РККА являлись войска противника. Известно, например, что в связи с очень плохой постановкой военно-санитарного дела в белогвардейских армиях они почти сплошь были заражены сыпняком, который через пленных и перебежчиков распространялся и в Красной Армии. Особенно характерным это было для фронтов, действовавших против армий Деникина и Колчака.
Вот одно из свидетельств того времени, взятое из записок Наркома здравоохранения Н.А. Семашко. “Когда наши войска, — писал Н.А. Семашко, — вступили за Урал и в Туркестан, громадная лавина эпидемических болезней (тифов всех трех сортов) двинулась на нашу армию из колчаковских и дутовских войск. Достаточно упомянуть, что из 60-тысячной армии противника, перешедшей на нашу сторону в первые же дни после разгрома Колчака и Дутова, 80% оказались зараженными тифом. Сыпной тиф на Восточном, возвратный, главным образом, на Юго-Восточном фронте, бурным потоком устремились на нас. И даже брюшной тиф, этот верный признак отсутствия элементарных санитарных мероприятий — хотя бы прививок, широкой волной разливался по дутовской армии и перекинулся к нам”  .
Положение усугублялось еще и непрерывными тяготами военного времени, острой нехваткой продовольствия. Все это приводило к ослаблению человеческого организма, который становился менее устойчивым к инфекциям. Оценивая создавшуюся ситуацию в стране и армии, В.И. Ленин в своем выступлении на VII Всероссийском съезде Советов (декабрь 1919 г.) говорил: “И третий бич на нас надвигается — вошь, сыпной тиф, который косит наши войска. И здесь, товарищи, нельзя представить себе того ужаса, который происходит в местах, пораженных сыпным тифом, когда население обессилено, ослаблено, нет материальных средств, — всякая жизнь, всякая общественность исчезает. Тут мы говорим: “Товарищи, все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит  вшей!”  .
Борьба с эпидемиями, охватившими армию и гражданское население, проводилась в общегосударственном масштабе. Для этого были созданы полномочные комиссии и в центре, и в районах распространения эпидемий, и на фронтах, в том числе Чрезвычайная военно-санитарная комиссия. Совет народных комиссаров (СНК) издал ряд декретов, направленных на борьбу с эпидемиями: “О мероприятиях по борьбе с сыпным тифом” (28.01.1919), “О мерах борьбы с эпидемиями” (10.04.1919) и другие.
Руководство медико-санитарным делом в Красной Армии осуществлял Военно-санитарный отдел, созданный в структуре Наркомздрава. По его представлению уже 29 июня 1919 г. был издан декрет о мобилизации медперсонала, исполнение которого способствовало сокращению дефицита медицинских кадров в Красной Армии с 40-50% в 1919 г. до 20-22% в 1920 г.
Экстренные противоэпидемические мероприятия проводились в войсках. Там была создана сеть карантинов, изоляционно-пропускных пунктов, фронтовых госпитальных учреждений для инфекционных больных. По нициативе Военно-санитарного отдела началась массовая вакцинация личного состава армии и флота. О ее масштабах свидетельствует следующий факт: на одну тысячу военнослужащих в 1918 г. было иммунизировано 140 чел., в 1920 — 700, в 1921 — 847, а в 1922 г. соответствующими прививками был охвачен почти весь личный состав фронтовых и тыловых войск.
Сведения о количестве инфекционных больных в Красной Армии за 1918-1920 гг. показаны в таблице 66, составленной на основе документальных и расчетных данных Главного военно-санитарного управления Советских Вооруженных Сил.
* Данные о количестве инфекционных заболеваний (за исключением холерных) учтены с июля 1918 г.
** Холера в 1918 г. учтена с апреля.
*** Цинга в 1918 г. учтена только по фронтам.
Из таблицы видно, что инфекционные заболевания в армии и на флоте в 1918-1920 гг. (2 253 405 чел.) составляли больше половины всех санитарных потерь Красной Армии за тот же период (4 322 241 чел. — таблица 65).
В таблице 67 представлены данные о количестве умершего от инфекционных болезней личного состава РККА  .
В результате проведенного большого комплекса мероприятий по борьбе с инфекционными заболеваниями в Красной Армии они после 1922 г. заметно пошли на спад. Если в 1920 г. насчитывалось 1659985 инфекционных больных, то в 1921 г. их было 580548, а в 1922 (с января по октябрь) 164973, то есть во много раз меньше. Окончательно инфекционные заболевания были ликвидированы в 1926 г.
А теперь возвратимся к таблице 65, которая является основным статистическим документом о людских потерях Красной Армии за 1918-1920 гг. Из содержащихся в ней итоговых данных видно, что наибольшее число санитарных потерь относится к 1920 г. (2 908 630 чел.). По сравнению с 1919 г. их количество возросло более чем в два раза, в основном за счет роста эпидемических заболеваний. В связи с этим коечный фонд военно-медицинских учреждений был увеличен в 1920 г. со 158 тыс. до 397 тыс. коек  .
Произведенные расчеты, исходящие из госпитальной емкости, показывают, что средняя продолжительность лечения каждого госпитализированного военнослужащего составляла от одного до полутора месяцев. При этом умерло в госпиталях за 1918-1920 гг. 407 209 чел. или 9,4 % от общего числа всех раненых и больных  . Уволено из Красной Армии по инвалидности, а также в отпуск до окончательного выздоравливания 537 482 чел.   или 12,4 %. Возвратилось в строй после лечения за три года в общей сложности 3 377 550 чел. или 78,2 %.
Приведенный здесь довольно высокий процент возвращения личного состава в строй после его госпитализации, связанной в большинстве случаев с тифозными и другими инфекционными заболеваниями, свидетельствует об эффективности принимаемых мер по борьбе с эпидемиями в Красной Армии и успешности госпитального лечения всех раненых и заболевших. Оценивая проделанную работу в области медицины на фронтах гражданской войны, первый советский Нарком здравоохранения Н. А. Семашко в 1920 г. писал: “Мерзость и запустение в военно-санитарной организации получила советская власть в наследие от прежнего режима... Мы имеем теперь 397 496 военно-санитарных коек, имеем 242 вполне оборудованных санитарных поезда, восстановили такие учреждения, как поезда бани-прачечные, поезда врачебно-питательные, могущие составить гордость любой европейской военно-санитарной организации, а главное, имеем громадный, строго оформленный, разветвленный и централизованный орган обслуживания нужд Красной Армии”  .
Среди всех видов безвозвратных потерь, показанных в таблице 65, особое внимание следует обратить на так называемые “небоевые потери”. К ним относятся все случаи гибели военнослужащих от небоевых травм и происшествий, случаи самоубийства и убийства, а также расстрелянные по приговорам военных трибуналов и дезертиры. В наших статистических данных в число небоевых потерь за 1918-1920 гг. включены только дезертиры. Сведения об остальных видах небоевых потерь не найдены, так как их включали, по всей видимости, в число убитых и умерших от ран. Данные о числе дезертиров, приведенные в таблице, не отражают полной картины в этом вопросе, так как в отчетные документы включались только злостные случаи дезертирства непосредственно из боевых частей. Сказывалась специфика гражданской войны, о чем требуется сказать подробнее.
Дезертирство   в Красной Армии появилось вскоре после того, как Советское правительство вынуждено было перейти в мае-июне 1918 г. от добровольческого принципа комплектования Вооруженных Сил к системе всеобщей воинской повинности. При этом основную массу дезертиров в то время составляли зажиточные крестьяне и середняки в силу их политических колебаний и недовольства политикой военного коммунизма, особенно продразверсткой.
Наиболее характерным это было для районов Украины, Северного Кавказа, Тамбовщины и других. Уклоняющихся от службы в Красной Армии крестьян нередко использовали буржуазные националисты (например петлюровцы) и контрреволюционные мелкобуржуазные партии (эсеры, меньшевики, анархисты). В результате эта категория дезертиров являлась одним из источников пополнения антисоветских банд (махновщина, антоновщина, петлюровские банды на Украине и др.).
На расширении масштабов дезертирства сказывалось также заметное нарастание общей усталости народа от войны и ее неисчислимых тягот. Этот момент был особо подчеркнут в письме В. И. Ленина петроградским организациям в апреле 1919 г., где говорилось, что “признаки усталости масс (100 000 дезертиров) все учащаются”  .
К этому следует добавить, что военные призывы и мобилизации населения в 1918-1919 гг., как уже отмечалось, были зачастую организованы плохо, проводились при отсутствии сколько-нибудь точных данных о количестве военнообязанных. На местах не хватало четкого руководства этим важным делом. В результате часто проявлялись несогласованность и неразбериха в приеме людей на призывных пунктах, в подготовке, распределении и отправке маршевых пополнений, в контроле за их прибытием к месту назначения. Серьезной помехой дела являлось и плохое оповещение населения о предстоящих мобилизациях и призывах.
Да и сама Красная Армия на первых порах еще не являлась единым четко работающим военным организмом, что отрицательно сказывалось на деятельности всех военных органов снизу до верху. “...Сотни и тысячи отрядов самой разнообразной численности, физиономии, дисциплины и боеспособности — вот внешний вид нашей Красной Армии до осени 1918 года, — писал позднее в своих воспоминаниях М. Н. Тухачевский. — Только с этого момента начинается перелом. Отряды переформируются в полки, полки начинают сводиться в бригады и дивизии”  .
В связи с создавшимся положением органы Советской власти и военные ведомства уже в 1918 г. стали принимать более решительные меры против дезертирства. Так, в декабре 1918 г. была создана Центральная временная комиссия по борьбе с дезертирством из представителей Всероглавштаба, Всероссийского бюро военных комиссаров и НКВД. На местах образовывались губернские комиссии, которым 29 марта 1919 г. было предоставлено право рассматривать дела о дезертирствах с наложением взысканий. Были установлены меры наказания за дезертирство (от условного лишения свободы до расстрела). Ревтрибуналам и губернским комиссиям предоставлялось право применять в качестве меры наказания также конфискацию имущества дезертиров и лишение их земельного надела (полностью или частично). Однако основными средствами борьбы с дезертирством были политико-воспитательные и организационные мероприятия.
Повсеместно усилилась проверка всех военнообязанных, особенно на железнодорожных узлах и путях сообщения. В результате было выявлено и возвращено на службу за период с 1 января 1919 г. по 1 декабря 1920 г. 2 млн. 846 тыс. чел., из них 1 млн. 543 тыс. чел. явились добровольно, а 837 тыс. чел. задержаны при облавах  .
О злостном дезертирстве непосредственно из боевых войск действующей армии имеются следующие данные: 1918 г. — 199 чел., 1919г. — 7 343 чел., 1920 г. — 20 018 чел. (из них 59 командиров).
Дезертирство из действующей армии продолжалось и после 1920 г. Так, в 1921 г. дезертировало около 231 тыс. чел  , в том числе из частей, которые вели борьбу с антисоветскими выступлениями, — 32 773 чел. (из них 1 704 чел. из комсостава), В 1922 г. дезертировало 112 224 чел. (в том числе 3 763 чел. из комсостава)  .
Поскольку среди дезертиров процент “злостных” был относительно невелик для того времени (побеги сразу же после приема на военную службу составили 18-20 %, побеги из войсковых частей — 5-7 процентов), меры уголовного наказания в борьбе с дезертирством играли не главную роль. Об этом свидетельствует тот факт, что из общего количества задержанных за семь месяцев 1919 г. (1 млн. 500 тыс. чел.) было признано злостными лишь 95 тыс. чел. Из них направлено в штрафные части 55 тыс. чел., приговорено к лишению свободы (условно и безусловно) 6 тыс. чел., к расстрелу — 4 000 чел., (в подавляющем большинстве — условно), а фактически расстреляно 600 чел. 
Так довольно непросто складывалась ситуация с дезертирством как с одним из видов войсковых потерь в гражданскую войну. В наших статистических таблицах мы отнесли к числу безвозвратных потерь только ту часть учтенных дезертиров, которая так и не возвратилась в ряды Красной Армии ни в добровольном, ни в административном порядке.
По ходу изложения материала уже говорилось, что использованные нами документальные сведения о людских потерях советских войск за 1918-1920 гг. являются неполными. Поэтому мы сделали уточнения итоговых данных о потерях расчетным способом. В откорректированном виде они представлены в таблице 68, которая сопровождается необходимыми пояснениями.
* Получено следующим образом: исходя из общего количества раненых, показанных в таблице (536 725 чел.), и рассчитанного для гражданской войны соотношения между численностью убитых и раненых (один к четырем) было определено число убитых за 1918-1920 гг. (134 181 чел.). После суммирования его с числом умерших в действующих войсках (115 113 чел.), взятым из архивных источников, был получен конечный результат, показанный в таблице (249294 чел.).
** Из общего количества пропавших без вести и попавших в плен в 1918— 1920 гг. в таблице приводится только число не вернувшихся из плена и погибших 86 330 чел., т. е. чисто демографические потери.
*** Среди небоевых потерь за 1918-1920 гг. по документам значится только 27 560 чел. дезертиров (из действующих войск), которые в число безвозвратных демографических потерь не включены.
**** Получено расчетным способом.
Из таблицы видно, что уточнению подверглись лишь данные по некоторым видам безвозвратных потерь: более точно определено количество убитых и умерших на этапах санитарной эвакуации; из общего числа пропавших без вести и попавших в плен (162 029 чел.) в таблице приводится только количество погибших и умерших, то есть чисто демографические потери; из безвозвратных потерь исключены небоевые потери (27 560 военнослужащих), поскольку их составили в данном случае одни дезертиры, которые к демографическим потерям не относятся. Санитарные же потери, несмотря на ранее отмечавшуюся их неполноту, корректировке не подвергались. Да и осуществить ее на основе имеющихся архивных материалов не представляется возможным. К тому же недостающее число санитарных потерь практически компенсируется за счет излишков так называемого “повторного счета” в медицинской статистике, когда некоторое количество одних и тех же военнослужащих из-за повторных ранений или заболеваний поступали на лечение в военно-медицинские учреждения по два и более раза и всякий раз учитывались как новые случаи. Следовательно, цифровые показатели санитарных потерь, взятые из соответствующих документов и включенные в итоговую таблицу, несколько завышены из-за “повторного счета”. Все это позволяет нам без больших погрешностей принять имеющиеся данные о санитарных потерях за истинные.
Уточненные итоги потерь за 1918-20 гг., а также имеющиеся данные по общей численности людского контингента, мобилизованного в Красную Армию за те же годы, позволили нам подсчитать “приход” и “расход” личного состава Вооруженных Сил за указанный период гражданской войны. Цифровые данные, характеризующие поступление и убыль военнослужащих, представлены в таблице 69.
В ней показано, что в добровольческий период строительства Советских Вооруженных Сил их численность к началу июня 1918 г. составляла 374 551 чел. Но этого оказалось недостаточно для отражения натиска внешней и внутренней контрреволюции, войска которой насчитывали уже в то время около 700 тыс. чел. Интервентам и белогвардейцам, имевшим почти двойное превосходство в силах, удалось окружить Республику Советов кольцом фронтов и навязать ей войну (см. схему VIII). В создавшейся обстановке Советское правительство во главе с В.И. Лениным вынуждено было перейти к комплектованию армии и флота путем всеобщей мобилизации трудящихся, в первую очередь рабочих и крестьян. В связи с этим 29 мая 1918 г. было объявлено Постановление ВЦИК об обязательном наборе в армию, с чего и начался новый этап военного строительства. Набор в Красную Армию проводился путем призывов граждан определенных возрастов, при этом право защищать революцию с оружием в руках получили только трудящиеся массы. Нетрудовые элементы привлекались для выполнения различных вспомогательных обязанностей (хозяйственные работы, строительство инженерных сооружений, ремонт техники и т. д.).
V Всероссийский съезд Советов, состоявшийся в июле 1918 г., одобрил мероприятия по созданию регулярной Красной Армии. Съезд установил всеобщую воинскую повинность граждан в возрасте от 18 до 40 лет, отменил выборность командного состава, а также подтвердил необходимость привлечения для службы в армии и на флоте военных специалистов из числа бывших генералов и офицеров.
В постановлении съезда Советов особо подчеркивалось, что каждый боец, получивший в руки оружие, обязан был беспрекословно подчиняться командирам и начальникам.
В августе 1918 г. специальным Декретом СНК в ведение Наркомата по военным делам были переданы все войска, сформированные различными наркоматами: путей сообщения (железнодорожная охрана), торговли и промышленности (погранохрана), Наркоматом продовольствия (реквизиционно-продовольственные отряды). Несколько позднее действие Декрета СНК было распространено и на войска ВЧК. Тогда же по решению правительства все действующие войска, состоявшие из отдельных отрядов и частей, стали сводиться в армии и фронты. Все эти меры были направлены на дальнейшую централизацию управления Вооруженными Силами и на упорядочение мобилизационной работы, повышение ее эффективности.
Из таблицы 69 видно, что в ходе претворения в жизнь Закона о всеобщей воинской повинности было призвано в Красную Армию за три года войны 4 449 383 чел. (из состава 22-х возрастов, подлежащих мобилизации). Однако указанное выше количество призванных по возрастам не охватило все категории граждан, привлекаемых к службе в Красной Армии. Поэтому остатки названных возрастов были мобилизованы по особым распоряжениям, например в ходе поверочных сборов, прифронтовых и местных мобилизаций и т. д. Кроме того, был дополнительно привлечен в РККА командный, административно-хозяйственный и медицинский состав, а также значительное количество граждан, поступивших по партийным, профсоюзным, комсомольским мобилизациям. Сюда же вошли добровольцы, переосвидетельствованные, бывшие военнопленные, беженцы и другие.
Число упомянутых категорий граждан, которых призвали распорядительным порядком, составило в общей сложности 1 883 654 чел. В таблице 69 показано также, что всего за 1918-1920 гг. было мобилизовано и призвано в Красную Армию 6 707 588 чел., а убыль военнослужащих за счет безвозвратных потерь, а также за счет уволенных из армии и флота по инвалидности и в отпуск по состоянию здоровья составила 1 280 315 чел. или 19% от общего числа всего мобилизованного людского контингента. Таков главный итог поступления и расхода личного состава за рассматриваемый период.

22

ПОТЕРИ КРАСНОЙ АРМИИ ПРИ ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДНИХ ОЧАГОВ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ И ИНТЕРВЕНЦИИ (1921-1922 гг.)
С разгромом войск Врангеля осенью 1920 г. закончился основной период гражданской войны, что позволило ликвидировать большинство ее фронтов. Военный вопрос перестал быть главным в политике и хозяйственной деятельности Советского государства. Начался постепенный переход к мирному социалистическому строительству. Осуществлялся он в сложной экономической и политической обстановке. В ряде мест начались вооруженные выступления против нового строя, как одна из форм борьбы контрреволюции с Советской властью.
Империалисты многих стран поддерживали оставшиеся очаги сопротивления белогвардейщины, политический бандитизм, кулацкие восстания и контрреволюционные мятежи. Они создавали напряженность на наших границах посредством различных провокаций и засылки на территорию Советской Республики вооруженных банд, состоявших в основном из белоэмигрантов.
Тогда же активизировали антисоветскую деятельность эсеры и меньшевики, ставшие фактически “авангардом всей реакции”   Они являлись выразителями мелкобуржуазной стихии, которая вылилась в 1921 г. в целый ряд вооруженных мятежей на Тамбовщине, в Сибири, на Северном Кавказе, Украине, в Белоруссии и других местах. Способствовали этому жесточайшая хозяйственная разруха, голод (в связи с неурожаем 1920 г.) и начавшаяся демобилизация армии, в результате чего создалась безработица. Трудности и лишения, переносившиеся во время войны как нечто должное, теперь вызывали недовольство не только среди крестьянства, но и части рабочего класса. Возникшие новые массовые колебания крестьян-середняков отрицательно сказались на настроении личного состава некоторых частей армии и флота, чем не преминули воспользоваться империалистическая агентура, эсеры, анархисты и другие контрреволюционные элементы.
Самым резким выражением всех этих дестабилизирующих явлений был Кронштадский антисоветский мятеж в марте 1921 г. В ряде районов неустойчивость среднего крестьянства вылилась в длительные процессы политического бандитизма: петлюровские банды — на Правобережной Украине, казачьи выступления — на Дону и Северном Кавказе, антоновщина — в Тамбовской губернии, басмачество — в Туркестане и др.
Борьба с мятежами и бандитизмом была трудной и затяжной. В ней участвовали значительные силы Красной Армии, а также войска внутренней службы   и ВЧК, отряды ЧОН   и другие формирования, которые в конечном итоге сломили сопротивление мятежников. Решающие же мероприятия, лишившие бандитизм массовой базы на местах, были проведены коммунистической партией и Советским правительством в экономической области. Решение о замене продразверстки продналогом, принятое в марте 1921 г. десятым съездом РКП(б), положило начало экономическому союзу рабочего класса и крестьянства. С переходом к новой экономической политике (НЭП) повстанчество всюду резко пошло на убыль. Покончено с ним было на Украине и в центральных районах РСФСР в основном к весне 1922 г. В Средней Азии в связи с особыми условиями (национальными, религиозными, бытовыми, политическими, географическими) и наличием связей руководителей банд с иностранными государствами, борьба с басмачеством затянулась до 1925-1926 гг. Отдельные басмаческие банды действовали до середины 30-х годов XX в.
Полным крахом окончились также расчеты международного империализма удержать в своих руках некоторые окраинные районы страны — Закавказье, Среднюю Азию, Дальний Восток как плацдармы для организации новой интервенции.
Следует заметить, что одновременно с ликвидацией последних очагов контрреволюции и окончательным изгнанием интервентов осуществлялось крупное сокращение Красной Армии. Ее изменившаяся среднемесячная и среднегодовая численность за 1921-1922 гг. показаны в таблице 70.
Боевые действия по разгрому контрреволюционных сил и подавлению антисоветских выступлений были связаны со значительными людскими потерями советских войск. Сведения об этом приведены в таблицах 71 и 72. В них показаны потери действующих войск фронтов, военных округов и оперативных групп, а также данные по всем видам потерь.
Особо следует рассматривать борьбу с интервентами и белогвардейцами на Дальнем Востоке в 1921-1922 гг., так как здесь, в силу сложившейся военно-политической обстановки, была образована в апреле 1920 года Дальневосточная республика (ДВР) — буржуазно-демократическое по форме государственное образование (на территории Забайкальской, Амурской и Приморской областей). ДВР располагала Народно-революционной армией (НРА)  .
НРА была создана в марте-октябре 1920 г. на базе партизанских соединений и повстанческих отрядов. Она по существу с самого начала являлась составной частью Красной Армии и руководствовалась директивами РВСР, Главкома и помглавкома по Сибири. В рядах НРА состояло на июль 1922 г. 45 594 чел.  , (командиров — 6832, бойцов — 38 762).
Боевые действия НРА ДВР начались с изгнания белогвардейцев-семеновцев и японских оккупантов из Читы и Забайкалья в апреле-ноябре 1920 г. Все это позволило объединить в одно целое Забайкальскую и Амурскую области. К лету 1921 г. оккупированным оставалось Приморье, где 26 мая власть захватили белогвардейцы — ставленники японских оккупантов. Их белоповстанческая армия попыталась перейти в наступление против НРА ДВР, но была остановлена, а затем отброшена в феврале 1922 г.
В сентябре 1922 г. войска НРА остановили продвижение белогвардейской “земской рати” из Приморья в сторону Хабаровска, а затем в октябре 1922 г. осуществили Приморскую наступательную операцию, завершившуюся освобождением Дальнего Востока. С вхождением ДВР в состав РСФСР 15 ноября 1922 г. Народно-революционная армия была переименована в 5-ю армию РККА.
Сведения о потерях личного состава НРА удалось выявить только за период с 1 января по 15 июня 1922 г.   (см. таблицу 73). Составили они 7791 чел., из них 2 888 чел. — безвозвратные потери, 4903 — санитарные.
Наиболее кровопролитными были бои в ходе проведения Читинских операций (1-13 апреля, 25 апреля — 5 мая, 1-31 октября 1920 г.), Волочаевской (1-12 февраля 1922 г.) и Приморской (4-25 октября 1922 г.). При этом в рамках Приморской операции выделяется обычно Спасская операция (8-9 октября 1922 г.), которая отличалась особым упорством противодействующих сил. Противник в ней потерял свыше 1000 чел. убитыми и ранеными, около 280 чел. пленными  . Потери войск НРА были тоже, по всей видимости, значительными, однако сведений о них по документам не обнаружено. То же самое можно сказать о потерях НРА в других операциях.
Итоговые данные о людских потерях за 1921-1922 гг. приведены в таблице 74, где дается число потерь раздельно по РККА и НРА, затем в суммарном исчислении с разбивкой по их видам.
Общее число потерь личного состава Красной Армии за период гражданской войны (1918-1922 гг.) приводится в таблице 75. Из нее видно, что безвозвратные демографические потери за всю войну составили 980741 чел. (убитые, умершие от ран и болезней, пропавшие без вести, умершие в плену и при других обстоятельствах).
При оценке количества санитарных потерь за войну (6 791 783 чел.) следует учитывать, что приведенное здесь итоговое число раненых, контуженых и заболевших неизбежно включает в себя так называемый “повторный счет”, то есть когда значительная часть военнослужащих поступала на лечение в госпитали и другие медицинские учреждения по два и более раза и всякий раз учитывались заново. Кроме того, известное число раненых и заболевших, учтенных в санитарных потерях, оказалось потом в числе умерших и прошло также по учету безвозвратных потерь.
В этой главе представлены результаты комплексного исследования людских потерь Красной Армии в гражданской войне и дано их итоговое количество, в том числе по годам войны (1918, 1919, 1920) и ее главным периодам (1918-1920 гг. и 1921-1922 гг.). Из-за недостаточности или отсутствия необходимых сведений не удалось показать потери советских войск в проведенных ими оборонительных и наступательных операциях. Отсутствуют также данные о людских потерях Красной Гвардии, которая после победы Великой Октябрьской социалистической революции являлась главным орудием защиты Советской Республики. Известно, что отряды Красной Гвардии сыграли решающую роль при ликвидации контрреволюционных выступлений на Дону, Южном Урале, на Украине и на Дальнем Востоке в конце 1917 г. Вместе с первыми частями Красной Армии красногвардейские отряды участвовали в боях с германскими захватчиками под Псковом и Нарвой, успешно сражались против германских и австро-венгерских войск на Украине.
Численность Красной Гвардии в послеоктябрьский период (до создания Красной Армии) достигала 253 тыс. чел.
Открытым остается также вопрос о потерях партизан, которые на протяжении всей гражданской войны 1918-1922 гг. с оружием в руках действовали в тылу белогвардейцев и интервентов.
Наибольшего размаха партизанское движение достигло в Сибири, Забайкалье, Приамурье, на Дальнем Востоке. По неполным данным, только в партизанских отрядах Сибири насчитывалось 140-150 тыс. чел., а партизанские отряды Амурской области “выросли в настоящую партизанскую армию, насчитывавшую к весне 1919 г. свыше 100 тыс. активных бойцов и имевшую единое командование. Партизаны нанесли интервентам и белогвардейцам значительные потери, истребив 17 600 чел. ”  .
О потерях партизан имеются только отдельные отрывочные сведения. Известно, например, что из числа амурских партизан в боях, стычках, засадах и набегах погибло около 4300 чел. 
Потери противника (белогвардейцев, интервентов и других антисоветских сил) нами не исследовались из-за отсутствия необходимых сведений. Представление о численности указанных потерь можно составить лишь по тем ориентировочным данным, которые содержатся в ряде трудов по истории гражданской войны, в отдельных изданиях по проблемам демографии и народонаселения.
Так, в уже упоминавшейся нами книге Б. Ц. Урланиса фронтовые потери белых в гражданской войне (убитыми и умершими от ран на этапах санитарной эвакуации) определены в 175 тыс. чел.  , а их потери умершими от болезней — 150 тыс. чел. 
В монографии Ю.А.Полякова отмечается, что потери воюющих сторон в 1918-1922 гг. были примерно одинаковыми и составили в общей сложности около 2,5 млн. чел. 
Однако следует сказать, что приведенные выше сведения о потерях белых армий носят в обоих случаях предположительный характер, так как не имеют под собой строгой документальной основы. Согласиться можно только с тем, что людские потери у противника во время гражданской войны были не меньше, чем в Красной Армии.
В заключение следует подчеркнуть, что содержащийся в данной главе статистический материал о людских потерях советских войск в гражданской войне имеет достаточно высокую степень достоверности. Он поможет впредь избегать ошибок и неточностей в этой области, будет способствовать более полному освещению многих событий гражданской войны.

23

ГЛАВА IV
ПОТЕРИ ЛИЧНОГО СОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ И ВОЕННЫХ КОНФЛИКТАХ В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД
Советским войскам в межвоенный период не раз приходилось давать решительный отпор различного рода провокаторам и агрессорам, защищать с оружием в руках интересы страны. В происходивших тогда военных действиях Вооруженные Силы СССР несли немалые людские потери. Их виды, общая численность в каждом военном конфликте даются на основе имеющихся документальных сведений.
В данной главе приводятся также людские потери советских войск во время Освободительного похода в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 г и потери среди советских военных добровольцев в Испании (1936-1939 гг.) и Китае (1923-1941 гг.).

УЧАСТИЕ ВОЙСК ТУРКЕСТАНСКОГО ФРОНТА (ТУРКЕСТАНСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА) В БОРЬБЕ С БАСМАЧЕСТВОМ В 1922-1931 гг.
В результате активных боевых действий войск Туркестанского фронта против басмачей в 1921-1922 гг. большинство их вооруженных группировок в Средней Азии было разгромлено. К октябрю 1922 г. там оставалось всего 63 бандформирования общей численностью 6707 чел. (из 26061 чел. на середину мая 1922 г.)  . В последующие годы боевая активность и численность басмачей то возрастали, то снижались в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки в Туркестанской республике (республики Средней Азии)  .
В ходе национально-государственного размежевания между основными народностями, проживавшими на территории ТАССР, были образованы в октябре 1924 г. Узбекская ССР, Туркменская ССР, Таджикская АССР (в составе Узбекской ССР), а также Кара-Киргизская и Кара-Калпакская автономные области (в составе РСФСР) (см. карту “Национально-государственное размежевание в Средней Азии” — схема X). Схемы IX-X — Поляков Ю. А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. — М., 1986.
В 1923 г. специально выделенные части Туркестанского фронта продолжали ликвидацию оставшихся разрозненных отрядов басмачей. В период с октября 1922 г. по февраль 1923 г. басмачи потеряли убитыми и ранеными 1749 чел., из них — 21 курбаши  , пленными — 127 чел., из них 14 — курбаши. Добровольно сложили оружие 628 чел., из них -56 курбаши  .
Потери личного состава Туркестанского фронта за тот же период составили 327 чел. убитыми и ранеными, 43 пленными  .
В 1924-1925 гг. в связи с сильной засухой и недовольством населения действиями некоторых органов Советской власти, допустивших ущемление интересов беднейшей части дехкан в вопросах государственного страхования и не организовавших своевременную доставку семян хлопка земледельцам, из-за чего многие поля оказались незасеянными, басмачи вновь активизировались во многих районах Средней Азии. Наиболее характерным это было для Таджикистана, где общее руководство басмаческим движением осуществлял ставленник бывшего бухарского эмира Ибрагим-бек. Его активно поддерживали, снабжали оружием, боеприпасами и снаряжением иностранные разведки, особенно английская.
Готовясь к решительному наступлению, Ибрагим-бек провел реоргаизацию своих сил, создал специальную группу для антисоветской пропаганды и диверсионных актов, пытался даже наладить сбор податей и налогов с населения. Однако весной 1925 г. его басмаческая группировка потерпела крупное поражение от частей Красной Армии. В результате на территории Таджикистана (бывшая Восточная Бухара) осталось около 30 мелких басмаческих банд общей численностью немногим более 400 чел.
С 1 мая 1924 г. по 1 декабря 1925 г. потери басмачей составили 2104 чел. убитыми и 638 чел. пленными. Кроме того, добровольно сдались 2279 чел.Части Красной Армии за тот же период потеряли 719 чел. убитыми и ранеными.
В 1926 г. войска Туркестанского фронта, привлеченные к борьбе с басмачами, насчитывали 18477 бойцов и командиров. В течение года они имели 190 боевых столкновений с басмаческими бандами, которые только с 1 апреля по 10 июля потеряли 140 чел. убитыми, в том числе 14 курбаши, 70 чел. пленными, из них — 14 курбаши. Добровольно сдались 142 чел., в том числе 16 курбаши. В указанный период гораздо шире,чем раньше, оказывалась помощь частям Красной Армии со стороны местного населения. Поэтому уже к концу лета 1926 г. с крупными очагами басмачества было покончено. При этом Узбекская ССР была практически очищена от вооруженных банд, в Таджикской   и Туркменской   республиках оставалось 9 басмаческих групп общей численностью около 100 чел.   Их ликвидация была поручена милиции и местным отрядам самообороны, а привлекавшиеся к борьбе с басмачами воинские части были возвращены в места постоянной дислокации. В связи с этим Туркестанский фронт был преобразован в Среднеазиатский военный округ  .
Однако революционные преобразования и становление Советской власти в Туркестане проходили противоречиво, с большими трудностями. Здесь сказывались и общая культурная отсталость всей среднеазиатской окраины, и сохранившееся еще во многих местах довольно сильное влияние байства, фанатично настроенного мусульманского духовенства, других реакционных сил. Отрицательно сказывались также бюрократизм и ненадежность аппарата центральных и местных органов власти в республиках, который на 60-80% состоял из бывших чиновников старой феодальной администрации. Слабым местом являлась малочисленность и недостаточная активность партийных организаций.
К этому следует добавить, что в период начавшейся насильственной (в большинстве случаев) коллективизации сельского хозяйства резко обострилась внутриполитическая обстановка в стране и, в частности в Средней Азии. Так, в августе-сентябре 1929 г. возобновились действия басмачей в восточной части Узбекской ССР (Ферганская обл.) и на юге Киргизии (Ошская обл.). В то же время несколько басмаческих банд, пришедших из Афганистана, появилось на территории Таджикской ССР  . Главари этих банд умело играли на ошибках местных органов власти, а также на недовольстве населения методами проведения хлопкозаготовок и коллективизации крестьянских хозяйств, другими моментами.
Верхушка басмаческого движения на этот раз особый упор делала на разжигание религиозного фанатизма среди мусульманского населения. Поэтому банды басмачей, одурманенные демагогическими лозунгами о защите ислама и национальных обычаев, уничтожали партийных и советских работников, колхозных активистов, грабили и жгли государственное и кооперативное имущество. Для борьбы с басмачеством по просьбе руководителей республик были привлечены, начиная с сентября 1929 г., части 2-й Туркестанской дивизии в полном составе, которые к концу 1929 г. ликвидировали большинство действовавших басмаческих формирований. Уцелевшим удалось скрыться за рубежом. Потери советских войск за период с сентября по декабрь 1929 г. составили 11 чел. убитыми, 6 — ранеными и 2 — пропавшими без вести  . Заключительным этапом боевых действий войск Туркестанского военного округа против басмаческих банд стало их участие в разгроме в 1931 г. крупной басмаческой группировки, возглавляемой Ибрагим-беком, которая в марте-апреле 1931 г. прорвалась небольшими подразделениями из Афганистана и рассредоточилась на территории Узбекской ССР. В первой половине мая того же года ее численность достигла 2823 чел. 
Басмачи попытались поднять восстания в ряде районов Узбекистана и захватить власть, однако сделать им это не удалось. В борьбу с ними вступили не только части Красной Армии, но и местное население, в том числе добровольческие отряды по борьбе с басмачеством (состояли в основном из сельских жителей), численность которых к концу мая 1931 г. составляла 7213 чел. 
В результате принятых мер политического и военного характера басмаческие банды Ибрагим-бека к середине 1931 г. были ликвидированы.
В ходе боев с басмачами с 20 марта по 2 июня 1931 г. потери личного состава действующих войск ТуркВО составили 106 чел. убитыми, 90 чел. ранеными и 3 чел. пропавшими без вести.   За это же время противник потерял 1224 чел. убитыми, 75 — пленными. Добровольно сдалось 314 чел.
Окончательная ликвидация басмачества (немногочисленные формирования басмачей действовали до 1933 г.) осуществлялась без участия регулярных частей Красной Армии.
Важную роль в разгроме басмачества играли местные организации компартии (Ташкентская, Андижанская, Кызылкийская, Наманганская, Самаркандская).
В боях с басмачами отличились части и подразделения Красной Армии под командованием К.Э. Андерсона, К. Алиханова, Э.Ф. Кужелло, И. Ф. Куца, А. Кулиева, Г. Марковича, Н. А. Мелькумова, Пау Ти-сана, В. Д. Соколовского, А. Ташлиева, Н. Д. Томина, комиссара татарской бригады Я. Д. Чанышева.
Из местных национальных подразделений успешно действовали добровольческие отряды Ю. Ахунбабаева, А. Осмонбекова, А. Султанова, А. Ярмухамедова и многие другие.
В таблице 76 приводятся архивные данные о потерях советских войск в борьбе против басмачества в Средней Азии за период с октября 1922 — по июнь 1931 г. Однако сведения об общей численности потерь личного состава за рассматриваемый период военных действий неполные. Не удалось также отыскать итоговые данные о потерях отдельных категорий военнослужащих. В таблице не приводится соотношение между потерями и среднемесячной численностью личного состава ввиду отсутствия сведений о численности войск, привлекавшихся в 1922-1931 гг. для борьбы с басмачами.

24

СОВЕТСКО-КИТАЙСКИЙ ВОЕННЫЙ КОНФЛИКТ (1929 г.)
Конфликт возник на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), построенной Россией в 1897-1903 гг. (по русско-китайскому договору 1896 г.) и находившейся с 1924 г. в совместном управлении СССР и Китая. Эта железнодорожная магистраль, общей протяженностью 2668 км., проходила от станции Маньчжурия через хребет Большой Хинган, Северо-Восточную равнину до пограничной станции Суйфыньхэ (в направлении на Владивосток) с южным ответвлением от Харбина на Далянь (Дальний) и Порт-Артур.
Дорога сыграла важную роль в упрочении Дальневосточных рубежей России, расширении ее торговых связей с другими странами, а также в экономическом развитии Китая. После образования Советского Союза она стала объектом острой борьбы империалистических держав, которые постоянно вмешивались во внутренние дела Китая, мешали ему развивать дружеские отношений с СССР, провоцировали антисоветские выступления китайских реакционных сил. Так, 10 июля 1929 г. отряды маньчжурских войск и белогвардейцев, нарушив существовавшие советско-китайские соглашения о совместном управлении Китайско-Восточной железной дорогой (КВЖД), захватили ее вместе с подвижным составом, подвергли разгрому профсоюзы и арестовали более 200 советских граждан. Одновременно маньчжурские войска стали сосредоточиваться у советской границы, обстреливать наши пограничные заставы и населенные пункты. Неоднократные протесты правительства СССР против провокационных действий маньчжурских властей и военщины не привели к ожидаемым результатам. Оставался единственный выход из создавшегося положения — дать надлежащий отпор провокаторам и заставить их уважать международные соглашения.
Вот как писал о причинах конфликта участник тех далеких событий Маршал Советского Союза В. И. Чуйков: “Военное выступление Чан Кайши осуществлялось под нажимом империалистических держав, которые были заинтересованы прощупать мощь Красной Армии штыками китайцев. Нельзя было исключить и попытку самого Чан Кайши испытать наши силы на Дальнем Востоке. Способна ли наша Дальневосточная армия отразить вторжение, или мы пойдем немедленно на крупные уступки? Не расчистит ли эта “разведка боем” дорогу для более серьезного вторжения, не двинет ли в случае удачи китайских войск свои силы и Япония? Это очень устроило бы Чан Кайши: втянуть Японию в длительную войну на советском Дальнем Востоке и, опираясь на ее поддержку, решить внутренние проблемы борьбы с КПК. Думается, немалую роль в решимости Чан Кайши пойти на вооруженный конфликт с Советской Россией сыграли русские белоэмигранты, которые убеждали Чана в слабости Страны Советов и ее Красной Армии”  .
К концу октября 1929 г. в распоряжении правительства Чжан-Сюэляна находилась так называемая Мукденская армия численностью около 300 тыс. чел., состоявшая из китайских и маньчжурских войск, отряды белогвардейцев (до 70 тыс. чел.), Сунгарийская военная флотилия в составе 11 боевых кораблей. Значительная часть этих сил была сосредоточена на четырех приграничных направлениях: Забайкальском (ст. Маньчжурия, Хайлар, Цицикар) — около 59 тыс. чел., 107 пулеметов, 70 орудий, 100 бомбометов, 2 бронепоезда и 3 самолета; Благовещенском — до 5 тыс. чел; Сунгарийском — 5,5 тыс. чел., 26 пулеметов, 20 орудий и 16 бомбометов; Приморском — 63 тыс. чел., 200 пулеметов, 120 орудий, ПО бомбометов.
Группировка советских войск на Дальнем Востоке состояла к началу боевых действий из 18-го и 19-го стрелковых корпусов и 21-й Пермской территориальной стрелковой дивизии, переброшенных туда в срочном порядке из Сибирского военного округа (18-й стрелковый корпус — в Забайкалье, 19-й стрелковый корпус — в Приморье, 21-я стрелковая дивизия — в район Чита-Даурия), а также из ряда других немногочисленных частей и соединений, составлявших местные гарнизоны. Из этих войск приказом Реввоенсовета СССР от 7 августа 1929 г. была образована Особая Дальневосточная армия под командованием В. К. Блюхера, в состав которой вошла Дальневосточная флотилия  .
Следует заметить, что советские войска (18 521 чел.) по их численности на каждом из направлений (см. схему XI) в 3-5 раз уступали действующим войскам противника, но превосходили их в военно-техническом и морально-политическом отношениях.
Разгром группировки маньчжурских войск был осуществлен Особой Дальневосточной армией в период с 12 октября по 20 ноября 1929 г. в трех последовательных наступательных операциях: Сунгарийской (12 октября — 2 ноября), Мишаньфуской (17-18 ноября) и Маньчжуро-Чжалайнорской (17-20 ноября). Во время боевых действий противник понес значительные потери. Наибольшими они были в районе Маньчжурии и Чжалайнора — около 1500 чел. убитыми, 1000 чел. ранеными и около 8300 чел. пленными. Среди пленных оказались командующий Северо-Западным фронтом Лян Чжуншян со своим штабом и около 250 офицеров Мукденской армии  . Только личным составом 35-й Краснознаменной стрелковой дивизии (Чжалайнорское направление) в период боев с 17 по 19 ноября 1929 г. было взято в плен 42 офицера и 998 солдат противника. Там же после окончания боевых действий было захоронено 1035 убитых солдат и офицеров противника  .
В Сунгарийской наступательной операции, проводившейся силами Дальневосточной военной флотилии вместе с приданными ей двумя стрелковыми полками 2-й Сибирской стрелковой дивизии, было потоплено 7 боевых кораблей противника. Тогда же гоминьдановцы потеряли около 500 солдат и офицеров убитыми и несколько тысяч чел. пленными  .
1 декабря 1929 г. Маньчжурское правительство Чжан Сюэляна вынуждено было начать переговоры о мире, а 22 декабря в г. Хабаровске состоялось подписание советско-китайского соглашения о восстановлении прежнего положения на КВЖД. Советские войска были отведены с Маньчжурской территории.
В боевых действиях против маньчжурских войск с советской стороны принимали участие:в октябре — 2-я Приамурская стрелковая дивизия, Дальневосточная флотилия, в ноябре — 21-я, 35-я и 36-я стрелковые дивизии, 5-я кавбригада, Бурятский кавдивизион, 6-й и 25-й авиаотряды, 26-я авиаэскадрилья Забайкальской группы, а также 1-я Тихоокеанская стрелковая дивизия, 9-я отдельная кавбригада, истребительная и бомбардировочная эскадрильи Приморской группы войск (на Мишаньфуском направлении).
Среднемесячная численность советских войск участвовавших в боевых действиях во время советско-китайского конфликта в 1929 г.:

По отчетным документам в ходе всех боев на КВЖД наши войска потеряли убитыми, умершими от ран на этапах санитарной эвакуации 211 чел.; ранеными, контужеными, обмороженными (без учета легкораненых, не нуждавшихся в госпитализации, и больных) — 729 чел. Пропало без вести 17 чел.   Однако после тщательного изучения архивных документов, в процессе подготовки настоящего издания, цифры безвозвратных потерь возросли за счет неучтенных ранее в донесениях штаба армии военнослужащих, умерших в госпиталях от ран и болезней, погибших в результате происшествий до начала и после окончания боевых действий на КВЖД. В итоге все безвозвратные потери составили 281 чел. (28 % от общего числа потерь), в том числе.
Наибольшие потери имели стрелковые части. Например за время боев 21-.я Пермская стрелковая дивизия потеряла 232 чел., из них убитыми и умершими от ран 48 чел. В 36-й стрелковой дивизии погибло и умерло от ран 61 чел.
Потери других родов войск были незначительными. Так, из общего числа людских потерь на кавбригаду пришлось 11 чел. убитых и 7 чел. раненых, на Дальневосточную флотилию — 3 чел. убитых и 11 чел. раненых (из них 3 чел. получили ранение в результате разрыва своего орудия на корабле во время стрельбы), на авиационные отряды, участвовавшие в боевых действиях, пришелся всего 1 раненый.
При оценке числа санитарных потерь заслуживают внимания имеющиеся доклады госпиталей Дальнего Востока, принимавших на лечение раненых и больных во время боевых действий. Всего в указанных лечебных учреждениях находилось на излечении с ноября 1929 по январь 1930 г. более 1400 чел. — цифра значительно превышает число санитарных потерь по донесениям войск (729 чел.) Это объясняется тем, что многие раненые, получив первую медицинскую помощь, эвакуировались для дальнейшего лечения в другие госпитали. И там учитывались заново. Кроме того, в госпитали поступали больные из частей и подразделений, не участвовавших в боевых действиях.
Наибольшая нагрузка легла на коллектив Даурского военного госпиталя. Например с 13 ноября 1929 г. по 15 января 1930 г. здесь на излечении находилось 963 чел. Из них умерло от тяжелых ран и болезни 7 человек. После оказания медицинской помощи многие военнослужащие были эвакуированы в Читинский военный госпиталь, переданы в санитарные поезда, отправлены по выздоровлении в свои части для прохождения дальнейшей службы. Кроме того, через Даурский госпиталь прошли также раненые и больные из числа пленных китайцев — 126 чел. 
В Читинском военном госпитале с 13 ноября 1929 г. по 15 января 1930 г. раненых и больных военнослужащих из частей ОДВА находилось 323 чел. За это время здесь умер от ран 1 чел. Принимали на излечение раненых и больных и другие госпитали.
При анализе характера санитарных потерь заслуживают внимания имеющиеся сведения по 36-й стрелковой дивизии. Из этих данных следует, что во время боевых действий на КВЖД преобладающими были ранения и контузии от артиллерийских снарядов.
Например на 250 раненых из этой дивизии приходилось:
 от пуль     106 чел.     или   42,4%;
 от шрапнельных снарядов 16 чел.     или     6,4%;
 от фугасных снарядов 118 чел.     или   47,2%;
 контуженных    10 чел.     или   4,0%;
 Итого    250 чел. или   100%.
Наши жертвы оказались не напрасными, так как в результате решительных военных действий со стороны СССР была восстановлена историческая справедливость. В военном конфликте на КВЖД, развязанном гоминьдановским руководством и завершившимся полным разгромом китайских войск, проявились сила Красной Армии, боевой дух ее бойцов и командиров.
В 1935 г. после длительных переговоров Советский Союз вынужден был продать КВЖД властям Маньчжоу-Го за небольшую сумму. После разгрома Квантунской армии Японии в 1945 г. Южно-Маньчжурская железная дорога и КВЖД по советско-китайскому соглашению поступили в совместное управление СССР и Китая, получив общее название Китайская Чанчуньская железная дорога (КЧЖД).
После образования КНР (1 октября 1949 г.) Советское правительство в декабре 1952 г. безвозмездно передало правительству КНР все свои права по совместному управлению КЧЖД со всем принадлежащим ей имуществом.

25

ОКАЗАНИЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ВОЕННОЙ ПОМОЩИ
ИСПАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (1936-1939 гг.)
В июле 1936 г. реакционные силы Испании во главе с генералом Франко, опиравшиеся на поддержку Гитлера и Муссолини, подняли фашистский мятеж против Испанской республики и республиканского правительства. При этом мятежникам удалось привлечь на свою сторону большую часть армии (до 100 тыс. чел.). Республиканское правительство принимало срочные меры по организации отпора франкистам. Создавались вооруженные силы республики. Образовывались фронты (см. схему XII).
К тому времени в агрессивных планах фашистских держав Испания заняла особое место. Это объяснялось тем, что победа Народного фронта на парламентских выборах в Испании (февраль 1936 г.), а затем во Франции (апрель-май 1936 г.) стимулировала борьбу всех народов Западной Европы против фашизма и войны, за мир и демократию. Начали складываться благоприятные условия для образования международного фронта против угрозы новой мировой войны. Фашистские Германия и Италия, а также реакционные силы других западных стран решили во что бы то ни стало воспрепятствовать такому развитию событий. Поэтому в критический момент для мятежников, когда уже в конце июля им грозило полное поражение в начавшейся гражданской войне, на стороне Франко открыто включились в вооруженную борьбу фашистские державы. По приказу Гитлера и Муссолини мятежникам направлялись военная техника, вооружение, а также офицеры, военные иструкторы и другие военнослужащие. Когда этого оказалось недостаточно, на помощь испанским фашистам стали прибывать германские и итальянские регулярные войска: из Германии было отправлено более 50 тыс. чел. (легион “Кондор”), из Италии — около 200 тыс. чел. Кроме того, в боевых действиях против Республиканской Испании с первых дней стал принимать участие итальянский военно-морской флот.
Так началась итало-германская военная интервенция против Испанской республики, что привело к изменению характера войны. Из войны гражданской она превратилась в войну национально-революционную.Италия и Германия поставили мятежникам в общей сложности 1650 самолетов, 1150 танков и бронемашин, 2630 артиллерийских орудий, 8759 станковых пулеметов, 1426 минометов, более 250 тыс. винтовок, 16720 авиабомб, 1000 т взрывчатки и много другого военного снаряжения и материалов  .
Еще до начала мятежа Испания фактически была превращена в один из основных опорных пунктов гитлеровской разведки в Юго-Западной Европе. Там было создано свыше 50 разведывательно-диверсионных центров, которые проводили активную подрывную работу. На их финансирование немецкие власти ежегодно расходовали около 3 млн. песет  .
В ключевых государственных структурах, особенно в военных, промышленных и торговых министерствах и ведомствах, министерстве иностранных дел и других государственных органах орудовала фашистская агентура. Ее главной целью являлся подрыв Испанской республики изнутри. Именно тогда, в период национально-революционной войны в Испании, родился термин “пятая колонна” — нарицательное название вражеской тайной агентуры и ее пособников, используемых для разложения тыла противоборствующей страны. В “пятую колонну” в Республиканской Испании, кроме гитлеровских шпионов, диверсантов и террористов, входили также изменники, предатели, коррумпированные чиновники, фашиствующие журналисты и другие конрреволюционные элементы.
Большую роль в поддержке сопротивления испанского народа фашизму сыграли международное движение солидарности, помощь со стороны демократических сил мира. Высшей формой пролетарской солидарности стали интернациональные бригады. Их формировали из добровольцев, приехавших в Испанию из 64 стран  , чтобы сражаться со смертельным врагом человечества — фашизмом. Всего через республиканскую базу Альбасете было отправлено на фронт 52 тыс. добровольцев. В это число входят и раненые, которые после выздоровления проходили через базу повторно  .
Советский Союз, откликнувшись на просьбу испанского правительства, дал согласие на поставку оружия и военной техники Испанской республике. Всего ей было поставлено с октября 1936 по январь 1939 г.: самолетов — 648, танков — 347, бронеавтомобилей — 60, торпедных катеров — 4, артиллерийских орудий — 1186, пулеметов — 20486, винтовок — 497 813, патронов — 862 млн., снарядов — 3,4 млн., авиабомб — 110 тыс.
Кроме того, в соответствии с просьбой республиканского правительства, Советский Союз направил в Испанию около 3000 военных добровольцев: военных советников, летчиков, танкистов, моряков и других специалистов, которые сражались и трудились на стороне республики. Из них погибло и пропало без вести 189 чел. (в том числе 17 служащих Красной Армии). Потери гражданских специалистов других ведомств СССР нами не учитывались. 
Главными военными советниками в Испанской республике в разные годы были Я. К. Берзин (1936-1937 гг.), Г. М. Штерн (1937-1938гг.) и К. М. Качанов (1938-1939 гг.).
На муниципальном кладбище Фуэн Коррал под Мадридом на обелиске выбиты имена погибших советских граждан, воевавших на стороне республиканцев. Испанцы свято хранят память об отважных советских добровольцах, павших на испанской земле.

Отредактировано foxstrot (13-01-2008 22:33:31)

26

войска которой насчитывали уже в то время около 700 тыс. чел.

Интервентам и белогвардейцам, имевшим почти двойное превосходство в силах

700 тысяч человек??!!! Че за бред?.. Северная армия генерала Миллера имела около 20 тысяч человек, армия иностранных стран (Италия, Англия, США, Франция, Канада) имели не более 36 тысяч солдат, которые почти в боях не учавствовали(эвакуировались в январе-марте 1919)
Армия Колчака имела вроде 140 тысяч солдат, точно не помню, армии иностранных держав в боях не учавствовали.
ВСЮР в самом начале имели не более 2 тысяч солдат(под начальством генерала Корнилова, погибшего при штурме Екатеринодара). Потом при Деникине около 50-60 тысяч(также точно не помню) вместе с вооруженными силами Дона, английская рота танков и 47-я эскадрилья английских летчиков вместе с русской эскадрильей Ткачева. Потом при Врангеле не более 20 тысяч солдат. В Черном море находились флоты Греции, Франции, Англии, которые в боях участия не принимали.
Армия Юденича имела не более 35 тысяч солдат. Еще у него трудности были на территории, они были в прибалтике, где самоправозглашенные государства (Латвия, Эстония в частности) противились Белой армии Юденича, всячески мешали, но именно наши войска спасли Латвию от большевисткого вторжения. Во время боевых действий в Прибалтике воевали совместно с латвийским ландвером, германскими добровольцами. Там же находилась 6-я крейсерская эскадра английского флота, участие в боях не принимала. План Юденича был совместно с финскими войсками барона Маннергейма захватить с двух сторон Петроград, но эта операция не удалась.
Во всех белых армиях(кроме Северной армии) ощущалась нехватка вооружения, обмундирования и других вещей. Самой хорошо снабженной армией была северная армия генерала Миллера, помощь союзников снабжением им очень помогло.
Дальневосточная республика имела около 20-25 тысяч солдат(остатки армии Колчака) под командованием генерала Дитерихса. Во Владивостоке находились 9 тысяч солдат США, 28 тысяч японских солдат, 25-й батальон герцога Кембриджского Мидлсекского полка численностью 829 человек, французский колониальный батальон и батарея артиллерии. В боях участия не принимали, японцы с красной армией Уборевича заключили договор о недопущении военных действий и эвакуировались, тоже самое и с другими странами.
Так что 700 тысяч солдат у белогвардейцев и интервентов по любому не могло быть. Да и в основном воевали русские белогвардейцы. Румыния оккупировала Бессарабию, Польша западную Украину и Беларусь. Ну были различные бандформирования, партизаны(зеленые), националистические объединения татар, украинцев и так далее, которые и против Белой, и против Красной армии боролись, анархисты Махно сначала с белыми, потом с красными боролись.

27

TJ, ты немного невнимательно прочёл статью. Я полностью согласен с привидёнными тобой цифрами, кроме одного НО..... В статье указана численность вооружённых формирований имеющихся у большевиков на НАЧАЛО ИЮНЯ 1918 ГОДА. Там же говорится о примерной численности вооружённых формирований антибольшевистской направленности (около 700 000 ч.) Конечно цифра спорная и неточная, но нужно учитывать что в июне 1918 г. европейская часть России была окупирована германскими войсками (согласно Брест-Литовского мира). Войска кайзера находились на территории от Балтики до Чёрного моря, включая Ростов и Новороссийск. Как ты сам понимаешь их численность никак не 20--30 тыс., и даже не 140 тыс. К сожалению трудно узнать численность кайзеровских войск на нашей территории в тот период, но я думаю что их было не меньше 300 --- 400 тыс. Кроме этого нужно учитывать и численность турецких войск в Закавказье, которые упорно рвались к Баку. Закавказье большевики тоже считали своей территорией как и всю территорию бывшей Российской империи (кроме Финляндии, независимость которой они  сразу признали). Да, немцы не вели с большевиками в тот период активных боевых действий, но в надёжность мира неверили, также как большевики дружеских чувств к кайзеру не питали. Военные действия между немцами и большевиками могли начаться в любую минуту (вспомни тёмную историю с убийством германского посла Мирбаха). Кроме того нужно добавить сюда многочисленные вооружённые националистические формирования (типа Петлюры), чехословацкий корпус,  так что " около 700 000 человек" можно считать вполне достоверными. Но, повторяю, это спорный и неизученный вопрос.

28

Ростов и Новороссийск??? Загнул ты чет, Ростов был под управлением революционных райкомов, потом город захватил Дроздовский, немцы предложили помощь, но он не пустил их в город, а Новороссийск находился сначала под властью казаков, потом красных, потом опять казаков, и потом с разбитием белой армии уже опять в руках красных. По Бресткому миру у нас отторгалась Прибалтика, Польша, Западная Украина и Западная Беларусь, Финляндия. Позже германские войска были на Донбассе, в Крыму, в некоторых центральных губерниях России. Но боевых действий не было и не могло быть между РККА и немцами. Немцам и анархии хватило в стране, чтобы ликвидировать второй фронт. А воевать, тратить силы, когда на Западном фронте все тяжелее становились бои, кайзер не так глуп был вообщем. Помочь какому нибудь режиму на местах вот его цель была. Превратить их в марионеток и править от их лица. И он помог.. режиму ВВД (Всевеликое Войско Донское) на Доне. Насчет Турции не знаю, может быть они и рвались к Баку, может нет, я не знаю. Я знаю что на Кавказе находились английские экспедиционные силы и белогвардейские части Улагая. Насчет Петлюры и нац. объединений говорил, проблема контрреволюции была разроненность действий, большевики по одиночке разбили белых и военные формирования на местах.

29

А я и неговорил что были боевые действия между немцами и большевиками. Вопрос стоял подругому, о 700000 человек антибольшевистских формирований. надеюсь ты небудешь утверждать, что немцы и большевики были союзниками. или большими друзьями? Они находились на территории бывшей Российской империи или нет? Они представляли военную угрозу для большевиков, или были такие добренькие, что Ленин и Троцкий с компанией считали их большими друзьями? Или всётаки они считали немцев захватиками и Брестский мир был всего лишь временной уступкой немцам? Врядли. А как насчёт Мировой революции? Или это тоже выдумка?  Ещё раз подчёркиваю, для большевиков и немцы были врагами, никто немог предвидеть что в Германии случится революция осенью 1918 года и немецкая армия уйдёт из России. А посему столкновение с Германией рано или поздно большевики считали неизбежным. Хочу напомнить, мы с тобой не разбираем ход боевых действий в 1918 году. Тебе непонравилась цифра в 700000 человек. Я тебе попытался объяснить, что в сущности автор статьи был прав, хотя ещё раз повторюсь, цифра неточноя и спорная.

30

Ты говоришь, в любую минуту могла разразиться война, я тебе пояснил для чего им была революция. Большевики были шестерками немцев, Ленин и другие. Причем тут революция в Германии, Германия бы все равно проиграла на Западном фронте, и наступательных действий немцев на Россию не приходилось ждать. Конечно не понравилась цифра 700 тысяч, это бред. Германия себе уже урвала кусок, а наступать далее им было невыгодно. Германских войск от силы 200-250 тысяч могло быть, даже меньше. Чтобы поддерживать оккупационный режим, не более того. Так что общее количество антибольшевистких сил не превышало 500 тысяч. Хотя я считаю, что антибольшевисткие силы, эти не те которые на границах стоят и мешают "мировой революции", а те которые с РККА воевали.

Хочу напомнить, мы с тобой не разбираем ход боевых действий в 1918 году

То есть как? Ты выкладываешь материал просто так или для обсуждения с другими? Я с тобой обсуждаю очень трудный вопрос, привожу факты, что интервенты почти в боевых действиях не учавствовали, ты мне впариваешь вот их окружили, все так плохо, хотя страны Антанты в 1919-1920 г.г. , видя что белое движение проигрывает, начали устанавливать торговые отношения с большевиками.


Вы здесь » Форум серии игр Call Of Duty » История России » Россия и СССР в войнах ХХ века